August 8th, 2011

90 лет со смерти Блока

Никто в нашем мире уже не видел Блока. И Гумилева.
Последней, кто видел и помнил Марину Цветаеву, была Лидия Лебединская. Нет и ее.
Интересно было бы побеседовать с Блоком. Или послушать его лекцию в Доме искусств. Или просто увидеть, как он идет через какой-нибудь мост. Непостижимо! Такой популярный человек - и ни одной киносъемки. Но даже на фото он чудесен, высок, недоступен, прост и божествен.
Все больше убеждаюсь в том, что культура наша уже дала свои величайшие человеческие образцы. В XX веке в России не было поэтов лучше Блока, композиторов лучше Рахманинова, басов лучше Шаляпина, теноров лучше Собинова, меццо лучше Обуховой, колоратур лучше Неждановой. Все, что принесла революция, отличалось небывалой новизной, но сильно проигрывало в совершенстве. Когда смотришь кинопленку совместного выступления Обуховой и Козловского - ощутима разница эпох и человеческих типов. Понимаешь, что за полвека из России ушло благородство. Гений остался, а благородство и совершенство ушли.
С кем бы еще хотелось поговорить кроме Блока?.. С Мариной, конечно. Это было бы очень  оригинально и глубоко. С Мандельштамом. С Волошиным. С Брюсовым. Как раз с великим эрудитом Ивановым совсем не хотелось бы. Из второй половины - с Глазковым, с Арсением Тарковским, со Слуцким. Пастернака и Хлебникова не понял бы, хотя... может, кое-что и смог бы понять без переводчика. С Есениным было бы совсем не тривиально, судя по его прозе. Но больше всего - все-таки с Блоком. Не потому, что он был пророк или артист, а потому, что он олимпиец. Очень ясное мышление и необыкновенное чувство пропасти, конца всего того, что было вершиной нововременной Европы. Блок был вершиной, которая смотрит на нас сверху вниз. Нам это не всегда нравится, но мы не можем поставить под сомнение существование горных вершин. Ничего равного "Шагам Командора", "Куликову полю", "Миры летят...", "России", "Двенадцати", "Скифам" в нашей поэзии так и не появилось.

Клуб любителей сказать МЯУ. Шилейко

Не секрет, что я люблю иногда сказать "МЯУ!" и даже соревнуюсь в этом бессмысленном занятии со своим котом. Впрочем, для кота МЯУ вполне осмысленно, ибо выражает его желание чего угодно. Для меня же это...:

1. Желание показать коту, что я знаю одно слово из его языка.
2. Выражение игривого настроения.
3. Выражение недоумения, досады.
4. Выражение превосходства. (Тут все зависит от интонации).

ВКонтакте некоторое время назад появилась группа "Любители сказать Мяу". Записаны там только живые. Вот я и подумал, кого бы из своих ушедших друзей и спутников я включил в эту группу за особые заслуги перед фелинофилией. И как-то сразу вспомнился Вольдемар Казимирович Шилейко. Вот что пишет о нем Лукницкий:

<i>27.11.1925</i> ...Открыл мне дверь Шилейко. АА лежала на своей постели -- узком диване -- в черном платье, но под одеялом и зимнем пальто. Чувствует себя очень плохо... Я сел к дивану, Шилейко, занимавшийся тут же за столом и дымивший, как фабричная труба, взял со стола свои фолианты и ушел в другую комнату -- топить печку; воротился наконец, закрыл двери, громко сказал: "мяу" и стал заниматься.

Остается вопросом, что же выражало в данном случае МЯУ Шилейко. Наверно, пункт 2.