May 23rd, 2011

Начал смотреть "Достоевского"

Миронов внешне больше похож на Солженицына, чем на Достоевского.
Характером тоже. Страсти много, глубины мало. Достоевский внешне был спокоен, холоден как лед. И только иногда его прорывало. А у Миронова он постоянно извергается. Не видно, что человек накапливает. Солоницын в "26 днях из жизни Достоевского" умел показать это накопление, концентрацию, работу ума и души. А здесь это не видно. Много конвульсий, припадков, внешне выраженных душевных страданий. Немножко бурляевская игра.
Голос придушенный, как у Солоницына в последних кадрах "Рублева".
Эта явная параллель Достоевский-Солженицын-Солоницын-Миронов неслучайна. Они четверо по соционическому типу этико-интуитивные интроверты (псевдоним "Достоевский"). Но все-таки они очень разные люди. Понятно, что Миронов видел Солженицына близко, играл Нержина, и через троице-лыковского сидельца хочет попасть к Достоевскому.
Боюсь, что это слишком очевидная дорожка, чтобы быть правильной. Достоевский не моралист, не толкователь общих мест. Он открыватель нового человека, новой психологии, нового мировоззрения. Не нужно делать его слишком православным. Он христианин по сути, по душе, а не по традиции. Но то, что для него самого было христианством, оказалось нужно всем, даже японцам. Следовательно, дело не в его вере, а в его послании ко всему человечеству. Это послание могло быть и было только результатом острого недовольства собой, самоотрицания. Нельзя играть Достоевского победителем (а Солженицын и Миронов как раз победители), он вечно отверженный, он изгой и отшельник.
Вот Пастухов бы сыграл! Не подумали, что есть такой человек. А теперь он уже старше Достоевского.