May 20th, 2011

Сон с Гаспаровым

Всю ночь на конференции с МЛГ. Сидим рядом.
Докладчик говорит о применении психологических методов в литературоведении. МЛГ возражает, обратясь ко мне, тихо: "Совершенно не обязательно. Филология имеет ключ для любого текста. Это филология учит историю быть наукой, а не наоборот". Я не соглашаюсь. Говорю, что ассириологу-литературоведу нужно знать календари и астрологию, иначе ничего не поймешь в сюжете. Или вот, например, Гачев использует этнопсихологию и философию культуры для анализа романов Достоевского. МЛГ отрицающе мотает головой.
Потом другой доклад. Гаспарову неинтересно, он вынимает тетрадочку стихов, написанных густыми синими чернилами, и показывает мне. Говорит, что недавно передали, это Лурье, очень интересный поэт начала 20-х годов.
Потом выступает Долинин, маргиналии к теме "Пушкин и Стерн". Некоторое время слушаем. Потом я спрашиваю МЛГ, кто он - сова или жаворонок. Он отвечает: "Хорошо бы вставать поздно. Но бывают разные дела". Говорит, что помнит свои сны и старается записывать их. Я сетую, что снов почти не помню. Только если что-то очень яркое...

Тут нас прерывают. Я просыпаюсь от звонка курьера, который принес билеты на Рим.
Какие билеты - такие сны.