October 22nd, 2010

И так далее, и так далее-2

Очередная порция откровений от ИБ.

"Бах это не католическая музыка, а ветхозаветная. А вот Моцарт это уже настоящее христианство".

Да уж, Бах действительно католиком не был. Бедный-бедный Иосиф, видимо, ничего не знал и не спросил о конфессиональной принадлежности Ивана-Севастьяна. Почему Бах ветхозаветный? Ответ простой. Потому что Моцарт христианский. На самом деле, если бы Иосиф читал книги не по диагонали и не как повод к собственному творчеству, то он бы узнал, что Моцарт это масонский композитор, живший накануне Французской революции. И христианства в нем ну совсем мало. А вот Бах - он-таки да, христианин настоящий, литургическую музыку писал.
Но на чем основана эта безумно невежественная оппозиция? На противопоставлении коллективистского начала, которое воплощает Бах (а он композитор протестантской общины), и индивидуализма романтического гения, который воплощает Моцарт. Опять, в общем, собаки и кошки. И Бродский потому назначает Моцарта христианином, что в этот момент думает о себе как воплощении кошачьего начала. А для него любой истинный христианин несет в себе кошачье privacy. ИБ просто убежден в том, что в христианстве нет ничего коллективистского. Как в нем самом, который чувствует себя "более-менее лесным братом".

"В Бетховене есть удивительное ускорение. Нигде в мире такого ускорения не было, оно появляется только в его творчестве".

Фраза столь же глубокомысленная, сколь и бессмысленная. Моцарт во многих вещах быстрее Бетховена. А уж за Бахом и вовсе не поспеешь. Что же ИБ имеет в виду? Собственную поэтическую формулу, действительно удачную и глубокую: "Скорость внутреннего прогресса больше, чем скорость мира..." В этой фразе он уже пишет комментарий на себя.

Почему мы разбираем высказывания поэта и не все ли нам равно, что он говорит, кроме стихов? Мы потому так внимательны, что судим автора по закону, каковой сам он над собой поставил. Хочет Бродский быть мыслителем - пожалуйста, мы его послушаем. Интересны извивы его ассоциаций. И в стихах ему действительно удается серьезно мыслить. Но когда он говорит прозой - вылезает не только необразованность, но и недалекость. Узость мышления. Это ведь он сказал в первой серии, что будущее человечество будет состоять из локальных цивилизаций, люди будут редко выезжать из мест постоянного проживания. Это позиция "лесного брата" в мышлении, которая вела его в некое новое средневековье. И вполне возможно, что нараставший консерватизм ускорил его конец.

Новости "Русской Месопотамии"

Только что вышла статья:

Об источниках сказки Л. Н. Толстого <Ассирийский царь Асархадон>//
Яснополянский сборник 2010. Тула: Изд. дом "Ясная Поляна", 2010. С. 115-127.

В печати:

Ассирия и Вавилон в русской литературе XVIII века // Шестые Торчиновские чтения.

В работе:

Материалы и маргиналии к стихотворению В. Я. Брюсова "Ассаргадон" // Летняя текстология.

Материал, находящийся в работе, четко делится на несколько эпох, каждая из которых дает свою неповторимую интерпретацию месопотамских реалий:

1. Древняя Русь (Повесть об Акире Премудром, Сказание о Вавилоне-граде).
2. XVIII век (поэты и отдельно козловский однодворец с романом об Арфаксаде).
Золотой пушкинский век не дает ничего.
3. Конец XIX-начало XX века (символисты, Шилейко и акмеисты).
4. Революция и до 30-х годов (особенно Арсенева и Коротков).
5. После войны (Заболоцкий, Тарковский).