May 9th, 2010

Книга Беленького о Менделееве

Совершенно потрясен книгой Михаила Беленького о Менделееве, только что вышедшей в серии ЖЗЛ. И в художественном, и в научном, и в философском отношении - совершенный труд! Такой биографии мы еще не имели. Подробно расследованы и опровергнуты все мифы о Менделееве: об изобретении водки, о приснившейся таблице, о немецком следе при неизбрании в академики, об антисемитизме и участии в черносотенном движении. Прекрасно разобраны особенности менделеевского характера, литературного стиля, мировоззрения. Очень тщательно выписаны семейные неурядицы и вообще вся несчастная личная жизнь. Последняя глава - о потомках - вообще способна довести читателя до слез. Казалось бы, от шестерых детей должно остаться неисчислимое потомство. Но детей имели только две дочери, а от тех было еще по одной дочери, но из этих двух уже только одна обзавелась сыном, а этот сын сел в тюрьму и даже не соизволил похоронить урну с прахом матери в дедову могилу. Все так и свелось к этому одному (видимо, без семьи), несчастному, не любившему свою мать, не получившему образования жителю коммунальной квартиры. На нем все пресеклось. Страшно.
Там, где автор не в состоянии проникнуть в детали биографии, он не стесняется ссылаться на работы архивистов, за что ему отдельное спасибо. Парадокс (и приятный парадокс) книги в том, что при отчетливом нежелании беллетризовать биографию своего героя, поддерживать мифы и нагнетать страсти вокруг его легендарной личности, автор выписывает свое документированное повествование языком иронического писателя, не глумливого, но остроумного, желающего не забавлять читателя, а заострять некоторые важные детали исторического анализа. Вот наудачу отрывок из описания России при отъезде Менделеева в Гейдельберг в конце 1850-х гг.

"Сказать, что жизнь в тогдашней Европе резко отличалась от русской жизни, - все равно что не сказать ничего. На самом деле это были разные планеты. Потерпев поражение в Крымской кампании, империя продолжала свою вечную войну против жестоковыйного Кавказа, беспощадно жгла аулы и бессмысленно ходила в штыки. При этом пылающие пожарами аулы были, пожалуй, самой освещенной частью державы.... Иностранные торговцы если и добирались до России, то в основном с таким "наукоемким" товаром, как устрицы и канарейки".

При всей иронии автору сразу удалось взять верный тон повествования, бессознательно подстроившись под писания самого Менделеева. Книга написана как бы его глазами эволюциониста, постепеновца, любителя свободы и недруга революции, неутомимого борца-созидателя, выступавшего против борцов-разрушителей или мечтателей-бездельников. Читатель может почувствовать мятущийся дух самого Менделеева с его нежеланием возвращаться из европейских странствий в Россию и одновременно с его нелюбовью к латинскому духу Запада, с отождествлением латинства и еврейства, с бесконечными поисками эфира и недоверчивостью к электрону и радиоактивности.
Кстати, по поводу эфира. Менделеев потому так активно пытался найти это всепроникающее и всесвязующее вещество, что он сам был подобен образу мирового эфира. Именно в его мышлении и стиле, извилистом, как щупальца осьминога (великолепная находка автора книги), на одном пространстве книги или предложения пытались закрепиться и соединиться самые разные проблемы человеческой жизни. Автор замечательно написал, что не следует до конца признавать неудачу Менделеева в поисках эфира научной ошибкой: возможно, он еще будет найден. Хочется добавить: существование эфира вполне обосновывается существованием Менделеева. Если был такой мозг, биохимия которого проникала во все вещества и идеи, то как же не быть в природе веществу, подобному этому мозгу? Тем более возможно, что и сам этот мозг питался дарами мирового эфира, работая на нем, как иные тела на твердом топливе.
Из книги Беленького мы можем довольно определенно понять, что же такое был Менделеев. Академия для него тесновата, поскольку сам он был Академия. Мимоходом данные им советы промышленникам и инженерам на десятилетия вперед обеспечивали прибыль и рабочие места во всех сферах промышленности, которых он касался. Связь его в высшей степени абстрактной мысли с самой повседневной практикой удивительна тем, что в ее основе совсем не прагматизм, а умение увидеть всю жизнь целиком, в единстве материи и духа. Аналогично можно говорить о неразрывной связи в его мышлении и восприятии научного и художественного творчества, о красоте построений, связанной с совершенным восприятием жизни.
Можно сказать, что прочитавший книгу Беленького получает прекрасно упакованный дайджест всех научных идей и заветных мыслей Менделеева. Но сверх того он получает еще и оправдание особого пути русской науки. Это путь широких и глубокий теоретических исканий в теснейшей связи с художествами и промышленностью, без противопоставления высоких и низких сфер жизни, в предпочтении синтетического мышления эмпирическому, аналитическому и какому угодно еще.
Кроме того, читатель поймет, что Ломоносов и Менделеев оттого стали олицетворением русского ученого, что не принадлежали к дворянской среде, выросли в толще народа, но народа делового, имеющего свое достойное предприятие и при этом блюдущего нравственную чистоту. Поэтому их ум был здоров, чужд извращений типа спиритизма, не поддавался на зов разрушительных импульсов либертарианства; они всегда оставались патриотами и никогда не были атеистами. Такой старт на пути к истине - самый верный: человек не сбивается с основ и готов к восприятию целого мира как задания, как объекта будущей созидательной, даже преобразовательной работы.
Для нынешней модернизации не хватает Ломоносова, Менделеева и Вернадского. Эти три ума объединили бы работу сотен специалистов, потому что обладали умением видеть целое в его перспективе. Впрочем, на каждый век полагалось только по одному такому гению. Двадцать первый тоже, надеюсь, не будет обойден.
Одним словом, читайте книгу Михаила Беленького "Менделеев", и не пожалеете. Особенно она будет полезна начинающим модернизаторам.

С Днем Победы!

http://banshur69.livejournal.com/56276.html

Мой дед даже не лежит, ушел непонятно куда. Шальной снаряд после боя, хоронить было нечего. Было это где-то на болоте под Ригой. До этого два раз был ранен, лежал в госпиталях. 32 года. Несчастливый дед. Как призвали в финскую, так до конца и не вылезал из шинели. Брат бабушки, наоборот, счастливец. У него был нос с горбинкой, попал в окружение. взяли в плен, отправили в Освенцим. Так он умудрился там выжить. Вернулся с абсолютно мертвыми внутренними органами, ему давали два месяца жизни, поскольку атрофия печени, поражение кишечника и прочие прелести концлагеря. Дядя Дима взялся за себя, залег в больницы, научился сушить и смешивать травы, стал просвещенным лекарем себя и своей жены, буквально не вылезал из лесов и болот, где собирал ягоды, травы, коренья. И дожил до 85 лет. Но когда расспрашивали про войну - только плакал и ничего никогда не рассказывал. Один только раз рассказал про лагерную жизнь писателю Борису Полевому. И все - больше ни слова.
С Днем Победы, друзья! Хотя над кем победы? Над теми живыми орудиями Гитлера, с помощью которых он собирался установить господство над миром. Эти орудия мы загасили, упав на амбразуры, миллионами своих тел. Немецкий фашизм победили в себе сами немцы. Фашизм как таковой остался непобежденным и теперь поднимает голову в стране победителей. Уже через десять лет ввиду отсутствия участников та война будет представляться чем-то вроде Отечественной войны 1812 года. Исчезнет из следующих поколений родовая память об ужасах прошлой войны, после чего следующие поколения обнаружат в себе бесстрашную готовность к новой. Эта готовность будет проистекать от неопытности и недоумия, но главным образом - от отсутствия семейных воспоминаний. Так что если победа тридцать лет назад казалась однозначной и окончательной, то теперь ее контуры, смыслы и ценности размылись как никогда. Теперь мы, пожалуй, будем утешать оставшихся в живых ветеранов, что не все так плохо. Но они-то знают, что все ужасно, что умерло то, чему они служили, и что их почившим товарищам гораздо легче, поскольку мертвые сраму не имут.
И все-таки - с днем Победы! Он все более становится для нас днем Надежды. Хрупкой надежды на единение людей перед лицом общей гибели. С праздником!