October 24th, 2008

70 лет Венедикту Ерофееву. Параллели



 

24 октября родились Райкин и Венедикт Ерофеев. Смех сквозь смерть, а не сквозь слезы.
В 1938 году родились Высоцкий и Венедикт Ерофеев. Алкоголь и голос. Высоцкий, заполняя анкету, на вопрос о самом большом несчастье ответил: "Потеря голоса".
Поэма Ерофеева тематически продолжает Радищева и Гоголя. "Душа моя страданиями человечества уязвлена стала". С поправкой: "Моя душа страдает, как и все другие души". Неотличение себя от всех, размывание грани между наблюдателем и объектом.
Интонация Ерофеева продолжает Василия Розанова и реабилитирует его. Стилистику Розанова переняли Шкловский, Гачев и поздний Володин. Интонацию и идеологию - только Ерофеев. Лирический консерватизм, возникший из участия к жизни как несчастью. Желание сильной руки рядом (любимые политические деятели - Аракчеев и Столыпин).
Поэтически Ерофеев ближе всего к Булгакову, которого не любил. Булгаков присутствует в самом библейском пафосе его поэмы.
Стилистически Ерофеев похож на Андрея Белого, Хлебникова и Зинаиду Гиппиус (на последнюю - в своих стихах). Но Белого и Хлебникова он пытается избежать по языку (конструирование новых слов чуждо ему).
По внешности Ерофеев (особенно до болезни) более всего напоминает Валерия Агафонова и Леонида Енгибарова, на некоторых фото крупным планом - Есенина. И по судьбе тоже.

 

"Антологию Евтушенко" создал Венедикт Ерофеев?

Долгие годы думал: если за что и любить Евтушенко, то за "Антологию русской поэзии" (1995), впервые вышедшую в "Огоньке" в 1988-89 гг. под рубрикой "Русская муза XX века". Я до сих пор храню эти листочки в папке как одно из лучших впечатлений своей юности. Да и Витковский говорил, что инициатива принадлежала Евтушенко. Да и предисловия в журналах явно евтушенковские, пафосно-оценочные. И вдруг в "Летописи жизни Венедикта Ерофеева" натыкаюсь на два пункта.

1958, 18 декабря. В Славянске Венедикт начинает составлять и антологию русской поэзии.

1987, 21 сентября - в редакции "Огонька" Ерофеев передает Евтушенко для "Антологии русской поэзии" отобранные им 366 стихотворений русских поэтов (по одному поэту на конкретный день года).

Что же это, граждане? Оказывается, наша любимая, всемирно известная антология русской поэзии в течение 30 лет собиралась и тщательно отбиралась тихим скромным Веничкой, который под занавес своей жизни безвозмездно передал ее бронзовому Евтушенко. Передал, чтобы хоть под чужим именем, но труд его издали.
Разумеется, Евтушенко сам разыскал и добавил немало провинциальных поэтов, достойных антологии. Разумеется, именно ему было адресовано и письмо Доррер со стихами Щировского. Но большая часть этого труда все же узнает своего автора в Ерофееве. В то время, когда Веничка начал собирать свою антологию, за некоторые стихи могли дать большие сроки. Так что это памятник не только вкусу, но и мужеству. Ерофеев собирал "ворованный воздух", для него "Антология" была онтологией без малейших признаков каламбура.

В связи с вышеизложенным предлагаю считать и называть "Антологию русской поэзии, составленную Евтушенко" "Ерофеевской антологией русской поэзии, дополненной Евтушенко". Зная, сколь важное значение в творчестве Венедикта Васильевича имеет литературный монтаж цитат, предлагаю считать Антологию самостоятельным произведением Ерофеева наряду с "Моей маленькой ленинианой". Однако для изучения такового произведения нужно бы восстановить Антологию именно в том виде, в каком она была задумана самим Ерофеевым (первоначальные материалы наверняка должны обнаружиться у Евтушенко). Интересная задача для веневедов.