August 19th, 2008

Письмо о гуманизме-7

Поговорим теперь о будущем. Оно возникает в истории вместе с возникновением представлений о линейном времени. А линейное время неизбежно связано с мыслью о конечности человеческого существования, о безвозвратности ухода, которая была ведома еще шумерам. Будущее связано с концом, но это будущее человека. Будущее же мира циклично. Поэтому древние люди в порыве социального оптимизма часто хотели видеть свое будущее бегущим по замкнутому кругу. А себя они видели вечно возрождающимися, как ежегодные явления природы. Потом настала другая эпоха, и человек окончательно убедился в том, что он не подвластен законам природы. А коли это так - то и цикличность жизни не для него. И осталось человеку одно только время - от собственного рождения до собственного конца. Так возникает эсхатология: думы о собственном конце переносятся на все мироздание, которое отныне считается подобным человеку (а не наоборот, как было раньше). В средневековье будущее было у всех одно - скорый конец света и Страшный суд. Но в этом ожидании конца оживала надежда на конечную справедливость. Потом Страшный суд отодвинулся и возникла мысль о светлом будущем, которое станет следствием человеческого прогресса. Потом к прогрессу добавилась классовая борьба. И наконец - научно-технический прогресс, уверивший человека, что искусственное лучше естественного. И что же произошло? Прогресс показал свои худшие стороны, классовая борьба привела вместо светлого будушего к темному прошлому, а технические новинки появляются каждый день и не способны заменить человеку отдаленное будущее. И как результат: будущее не приносит радости. Новое появляется каждый день, конфликт в борьбе за это новое либо бесполезен, либо он попросту приводит к ранней смерти борцов, а радость свою можно получить и в настоящем. Уходит чувство перспективы, отдаленное будущее для атеистического сознания ассоциируется только с холмиком на могиле человека. Рая и ада нет, Божий суд не состоится, завтра будет то же, что сегодня. То есть, ничего экстраординарного кроме обычной или ядерной войны не случится. Инопланетяне не прилетят, гномы из земли не вылезут, спаситель не придет, вождь не поведет. Что же заменит человеку упование на будущее? Это серьезный вопрос. Или вы полагаете, что чувство будущего может вернуться?

День революции

Сегодня 19 августа - Преображение Господне и День революции. Прошло 17 лет с того дня, как я поступил на работу и завел трудовую книжку. Утром этого дня все узнали о болезни Горбачева и о приходе ГКЧП. Когда я пришел на работу (это была классическая гимназия) и попал на свой первый педсовет, директор с ликованием объявила, что этого гада наконец-то сняли и Советский Союз не погибнет. Все преподаватели гимназии бросились поздравлять друг друга с новой Советской властью. Поздравили и меня. Я не знал, как реагировать. Было очень противно... Вечером этого же дня я поехал навестить старую коммунистку и по совместительству профессора факультета, на котором я учился. Она была в ужасе, в шоке от происходящего и сказала: "Ну вот, моя партия совершила самоубийство. Теперь страны не будет..." В глазах ее стояли слезы. Через несколько дней у нее случился инсульт, из которого она уже не вышла. Я тогда подумал, что старые профессора больше понимают в истории, чем учителя гимназии... Что я тогда думал о происходящем? По правде сказать, ничего не думал. Во мне была твердая уверенность, что никакого ГКЧП не будет, их скоро снимут, а вот потом - потом будет катастрофа. Потом будет совсем плохо, потому что развалится страна, а в прошлое путь заказан - всех истребили, все стерли до основанья. Так оно и вышло. Попробую пояснить эту мысль.
В странах Балтии советский режим существовал всего около 50 лет. Там люди помнили, как нужно жить, помнили, кто где жил и чем владел, и поэтому быстро наладили прежние общественные отношения. Мы же за 73 года большевистского правления окончательно забыли, как живут без советской власти, кто где жил и чем владел, а владельцев стерли в порошок или офранцузили за это длительное время. Назад к монархии - нельзя, поскольку прямых потомков царя нет и монархия в России всегда была авторитарной. К парламентской республике нельзя - в этом убеждает опыт предреволюционных Дум. Вперед к буржуазной республике нельзя - сознание у страны крестьянское, а не бюргерское. Остаются только два варианта - олигархическая семибоярщина или президентская республика, в которой власть президента равна власти монарха. Именно это и произошло. Но проблема совсем в другом.
Проблема в том, что социальная память нынешнего населения - это память об эпохе большевизма. Никакого иного социального опыта нет. Это означает, что данный вид социальной памяти воспроизводится в следующих поколениях. Люди смотрят советские фильмы, советские мультфильмы, и, путая эстетику с этикой, начинают проситься в эпоху, когда снимались такие замечательные фильмы и писались такие добрые книжки. Все дореволюционное воспринимается как очевидно чужеродное, потому что прямых передатчиков той социальной памяти не осталось. Это означает, что в своем мировосприятии народ идет по кругу - от социализма к социализму. Этот круг нужно разомкнуть, но символически это сделать не получится. Для размыкания круга нужна радикально новая программа общественного развития.
Нынешнее петербургское правление демонстрирует преемственность по отношению, с одной стороны, к эпохе Николая I, с другой - к короткому сроку андроповского правления. Перед нами в чистом виде синдром питерской имперскости, попытка перевезти Питер в Москву и управлять по-николаевски в палатах Ивана Грозного. В старом пространстве нового не создашь. Может быть, имеет смысл перенести столицу в другой город или - что вернее - этот город построить? Новые стены-новый воздух-новые мысли. Это первое. Второе. Вкладывать деньги нужно не в технологии, а в идеи и в особенности в дискуссии по идеям во всех областях науки и философии. Что-то должно заставить людей проснуться и понять, что мы живем в каком-то новом мировом порядке.
Но все это действенно только в том случае, если мы действительно живем в этом новом порядке. А вдруг все не так? Вдруг наше нынешнее общество есть советское общество, живущее в постсоветскую эпоху? То есть, люди есть, а дома у них нет. И они изо всей силы желали бы отстроить свой старый дом. Что же нас тогда ждет? Желание возвратиться в Советский Союз на каких-то новых экономических условиях? И неизбежные войны с соседями, которые не желают туда возвращаться, потому что помнят, как это - жить без большевиков?
В общем, как-то подзастряли мы в Советском Союзе. И многие из защитников Белого дома в наши дни готовы поддержать ГКЧП. А многие из нынешних студентов и вовсе хотели бы вернуться в монархию.  Господь очень старался, но Преображения в России не получилось.