August 18th, 2008

Письмо о гуманизме-4

Скитаясь по миру в поисках постоянно ускользающей свободы, в бегстве от людей, отношений и от самого себя современный человек совершенно забывает о существовании предопределения. Если мы признаем, что человек есть часть живого мира, то на него неизбежно будут влиять циклы солнечной активности, смены лунных фаз, календарное время его появления на свет, особенности генетики, IQ, телесная конституция, темперамент, экология и биоритмы окружающей природы. Если мы не забываем, что человек есть общественное животное, следует учесть пространство и историческое время, в которое попадает человек сразу после рождения, веру, которая дается вместе с родителями либо в усеченном (в виде их мироощущения), либо в полном виде (мироощущение, догматика и традиции), социальное происхождение, материальный достаток семьи, круг знакомых, формы работы и досуга. Этот второй вид предопределения преодолевается легче первого: человек может перейти в другую веру, подняться над своим социальным слоем, больше заработать, выбрать иную профессию, чем у его предков. Но человек как часть природы практически неизменен. Мужчина с конституцией пикнического типа может сколько угодно худеть, но он уже пикник и никогда не станет астеником. Этот же самый мужчина, согласно наблюдению Кречмера, никогда не будет хорошим математиком или лингвистом, потому что таков удел все тех же астеников. Если этот же человек по природе своей "сова" - как бы он ни менял свой режим, как бы ни заставлял себя спать в десять вечера, ничего у него из этого не выйдет, пролежит без сна до четырех утра. Если этот же несчастный по своему психологическому типу логик и интроверт, то таковым он и пребудет до конца своих дней. Ну, а если он еще родился осенью, то будет периодически впадать в тяжелые депрессии и отличаться сильной самоиронией и скептицизмом, поскольку его настроения близки к суицидальным. Когда на эти два вида предопределения накладывается сверху третье - Промысел Божий - становится понятно, что Бог выше судьбы и по твоей молитве может исправить ее контуры. Если же ты атеист - остаются только эти два, причем первый - на вечную носку. Если ты зациклен на свободе воли и совсем не признаешь, что что-то может быть раньше тебя и определять тебя - живи дальше идиотом и не спрашивай, почему с тобой всегда происходит именно ЭТО.

Новый гуманизм должен научиться признавать предопределение и оставить мечты о новом человеке. В старом бы разобраться! Человек есть сумма мироздания, имеющая конкретные характеристики своего существования и функционирования. В человеке нельзя ничего отрицать, но нельзя отрицать и того, что было до человека и сформировало его. Поэтому искатель абсолютной свободы имеет очень жесткое ограничение в самом себе. А пытаясь убежать от себя, он типически действует в типической ситуации, и его реакции хорошо просчитываются внимательным наблюдателем.

Вы спросите, как же тогда быть с уникальностью человеческой личности. Но это уже другая история.

 

Письмо о гуманизме-5

 Теперь поговорим о личности. Когда современные европейцы начинают подымать голос в защиту прав личности, им и в голову не приходит, что никакой личности в Европе давно уже нет, поскольку потеряно христианство. Имеют же в виду индивидуума, самого что ни на есть античного, только без рабовладельческой нагрузки. Этот индивидуум волен поступать с собой как он хочет (вплоть до самоубийства, аналог чему теперь узаконенная эвтаназия), а подчиняется он только внешним законам полиса, не позволяющим ему грабить соседей (впрочем, если соседи не исповедуют полисную демократию, то они плохие и грабить можно). Разве такой человек может называться личностью? Вспомним, что личность сперва есть лик воплощенного Бога, единого в трех лицах (никейский символ), а затем лик человека как твари, созданной по образу и подобию лика Божия. Следовательно, понятие личности предусматривает теснейшую связь между человеком и воплотившимся Богом, и никакой свободы в отсутствии Бога личность иметь не может. То есть, когда человек осознает себя в связи с Богом и действует в соответствии с заповедями Божьими - только тогда он и соответствует самому понятию личности. Ни в иудаизме, ни в буддизме, ни в исламе личности нет и быть не может, потому что там нет представлений об образе Бога. В исламе Бог есть субстанция, или попросту вещь. В буддизме и вовсе нечто имперсональное. А иудейский Бог оборотничает, все во что-то превращается, но истинного лика своего не показывает. Вывод простой и ясный: вне христианства личности нет и быть не может.

Стало быть, нужно говорить об уникальности индивидуального существования человека. Найти эту уникальность ох, как непросто. Люди носят одинаковые имена и фамилии, их отчества могут совпадать, даты рождения могут сходиться, они могут быть двойниками друг друга. Так что на внешний взгляд два человека могут показаться одним, а из одного сознание фантазирующего хронолога запросто сделает несколько (обратитесь за рецептом к Фоменко). Свою уникальность, атомарность человек ощущает только внутри себя. Для мира-то он не уникален, уже были и еще будут такие, как он. А для самого себя человек драгоценен и неповторим. И это значит, что им обретена какая-то новая основа индивидуального бытия - бытие в связи с самосознанием. Но что является источником этого самосознания? Что говорит человеку, что он не татарин, не москвич, не служащий, не сын Габдуллы, а именно он сам, вне всего привнесенного миром? Об этом говорит ему коллективный опыт человечества, позволяющий быть собой, не переставая быть много кем еще. Следовательно, уникальность индивидуального существования человека после утраты связи с Богом (т.е. после гибели человека как личности) стала возможна лишь благодаря бытию в культуре. А это тоже другая история. 

Письмо о гуманизме-6

 Вернемся к сказанному ранее. Современный индивидуум может почувствовать свою уникальность только через культуру, которая откроет в нем неповторимые интеллектуальные, нравственные, эстетические и какие угодно еще особенности. Как "я" он ощущает себя и без всякой культуры, но как "только мое я" - в неразрывной связи с ней. На смену Богу теперь пришла Культура, а современное развитое общество - прежде всего общество культуроцентричное. Поэтому нужно разобраться, что из себя представляет эта самая Культура.
Не буду приводить 260 существующих определений культуры, тем более, что они нам не понадобятся. Все гораздо проще: культура есть совокупность продуктов человеческого труда. В состав этих продуктов входят и вещи, и идеи, и отношения. Далее, культура есть прошлое, застывшее в продуктах труда. То есть, это склад консервов или архив (кому как больше нравится). Но культура не есть храм, потому что нельзя поклоняться прошлому и ждать от него чудес. Прошлое не обогреет и не спасет, а учит оно только тому, что ничему не учит. Из культуры ты можешь узнать, как было и как стало, но как будет - ты должен сделать сам и порой вопреки культуре. В момент, когда ты делаешь новое, это новое рассматривается как нечто антикультурное и вызывает скандал. Но будучи сделанным, оно быстро само становится культурой и по прошествии времени накрывается новым, еще более дерзким и непонятным поначалу культурным слоем. Кроме того, могу открыть секрет: остается в культуре абсолютно все, от первостепенного до десятистепенного, остается и будет востребовано в свой момент времени. Так что все очень просто: что ты делаешь - то и остается, а чего не делаешь - того и не будет впредь. Но штука вся в том, что когда ты делаешь культуру, то ты меньше всего о ней думаешь. Источник культуры - твоя корысть, твой интерес, твои мысли, чувства, желание поведать что-то кому-то или произвести необходимый для жизни продукт. Отсюда следует очень простой вывод: культуре поклоняться нельзя, потому что обожествление ее вызывает остановку в развитии общества. Культура необходима как среда обитания и как инструмент работы с миром, но в качестве сверхидеи она бесплодна. И человек, переставший быть личностью в пользу культурного индивидуума, незаметно для себя потерял связь с собственным будущим, с собственным креативным актом, нарушающим привычный порядок вещей.