banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Categories:

Письмо о гуманизме-3

Настало время поговорить о свободе. Современный человек маниакально ищет ее всюду, желая уйти от обязательств, которые налагает на него сама жизнь. Но он совершенно не отдает себе отчета в том, чего именно он ищет и к чему хочет прийти. 
Древность знает только предопределение, которое хочет нарушить герой - всегда неудачно и к несчастью для себя. Люди любят героя за само усилие, за саму попытку, хотя отлично знают, что судьбу нарушить нельзя. Христианство говорит о свободе человеческой воли, которая дана человеку Богом как своей любимой твари. То есть, получается двулично и двусмысленно: у тебя есть свобода воли, но данная свыше. И совершенно не факт, что в момент совершения очередного поступка на тебя не смотрит сверху Тот, кто потом накажет тебя за содеянное. В исламе все еще забавнее: если Бог захочет - он собьет тебя с пути и ты станешь грешником, а потом ответишь за свои грехи в аду; захочет наоборот - станешь праведником и окажешься в раю. Возрождение выдвигает тезис о человеке как существе из мира свободы, которое не подчиняется природе и покорно только Богу. Из этого в Новое еремя возникает тезис об абсолютной свободе человеческой воли, которую он может навязывать любому существу или предмету, который не есть человек. Человек свободен мучить животных, поворачивать реки, сдвигать горы, рубить и выжигать леса. Он свободен от всего, кроме своей принадлежности к роду, нации, вере, государству, сословию, профессии, языку. Но наступило наше время - и прежние границы свободы перестали устраивать человека. От рода, нации и родного языка он избавился быстрее всего. Потом забыл про сословия. Потом возненавидел государство. Потом стал одну за другой менять профессии. Единственное, что еще держит его в границах - вера, ее не сменишь просто так, без внутреннего изменения или без ущерба для себя (если это изменение не состоялось). Но вера, в конце концов, может быть отвергнута атеистическим сознанием. Так что свобода от веры частично возможна (частично, потому что догматика уходит, а традиционные представления остаются). Осталась самая главная свобода - свобода от другого человека и от самого себя. Именно ее и жаждет современный человек.
Свобода от другого человека совершенно необходима хотя бы потому, что на Земле стало слишком много людей, и слишком многие из них не пойми почему желают войти с тобой в контакт. Хотите войти? Пожалуйста, вот мой электронный адрес. Отныне тело мое, глаза мои, чувства мои вам недоступны, доступен только мой разум. Если я впустил бы вас всех в мой дом, вы разорвали бы меня на части, даже не коснувшись меня. Разорвали бы одной своей разностью. На работе эта разность терпима, поскольку здесь мы пребываем временно и выполняем всего несколько требуемых функций. Но в постоянном общении она совершенно губительна для человека. Мои гости вовсе не собираются исповедовать мою веру, разделять мои вкусы и убеждения, они приходят, чтобы рассказать о своей жизни и изложить свои взгляды, которые могут быть частично или полностью несовместимы с моими. Должен ли я соглашаться или идти на конфликт? Нет. Что же, терпеливо слушать? Терпения уже не хватает. Вот поэтому - свободы, свободы от других людей! 
Свобода от самого себя - тоже часть культурной эволюции. В древности человек сперва давал себе полную волю, а потом учился запирать себя, сдерживать страсти и чувства. Христианство провозгласило полное смирение и аскезу, ислам сказал, что все хорошо в меру. Возрождение восклицало, что в человеке все прекрасно, и самые дикие, необузданные страсти вновь вырвались на свободу. Новое время опять заперло страсти, оставив лишь интеллект. А потом - что было потом! С какой силой прорвало в XX веке эту плотину! И пока шла эта борьба человека с самим собой, как-то сами собой исчезли критерии нормативного поведения и само представление о нормальности. Мы оказались в одном сумасшедшем доме, где лидером считается наибольший оригинал, даже если его оригинальничанье несовместимо с жизнью и свободой других людей. Теперь человек хочет спастись от самого себя, потому что он уже узнал про себя нечто страшное, а полностью себя так и не познал. Отдельность страшна, отдельность в "человейнике" страшна вдвое, отдельность от живого мира, от веры страшней всемеро.
Где же она, искомая свобода? На каких путях ее искать? Прежде всего, забыть про возрожденческую максиму о существе из мира свободы. Помириться с животными и растениями, признать себя частью живого и все живое - собессмертным себе. Во-вторых, не отвергать ни разума, ни веры, не делать перегородок между ними. В-третьих, вместе со своим собственным внутренним миром принять в себя миры людей, наиболее близких по духу, и животных, наиболее понятных по мироощущению. Остаться собой, но впустить миры внутрь себя. Остановиться в своем движении по планете, избрав себе главным местом пространство, без которого трудно жить. Найти главное дело жизни, не забывая про массу интересных второстепенных дел. Доверять всему, что дано тебе от рождения. Научиться управлять всем этим. Тогда многое исправится, и не нужно будет опасаться ни людей, ни себя.

Tags: Размышления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments