banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Categories:

Черномырдин и шейх Тантави

Виктор Степанович Черномырдин - один из редких политиков, внесших значительный вклад в духовную культуру России. Этим вкладом является одно-единственное его высказывание, представляющее собой золотую формулу русской цивилизации, формулу, до которой так и не добрался разветвленный ум романиста Салтыкова-Щедрина. Ведь формулу Черномырдина можно рассматривать как основную идею "Истории одного города". Умри, Щедрин, а лучше не скажешь! И потому останется он не министром, не политиком, не хозяйственником, не создателем Газпрома. Останется великим мудрецом вроде Крылова, басен и сатир не писавшим, но раз и навсегда произнесшим самую суть русского пути в мировой истории. Близок к этой сути был еще Чаадаев, написавший, что Россия нужна для того, чтобы периодически давать миру какой-нибудь страшный урок. Урок того, как жить и поступать не надо. Щедрин раскрутил эту мысль до размеров романа-хроники. Черномырдин свернул ее в короткую и емкую формулу. Можно воспринимать эту формулу печально и смиренно - как приговор Бога, а можно - весело, играючи, ни к чему не стремясь, красиво прожигая жизнь. А зачем? Все равно ничего не выйдет, будет как всегда. Черномырдин это наш однократный Жванецкий. Тот ведь сказал, что или жизнь наладится, или его произведения будут бессмертными. Так и здесь: либо мы что-то когда-нибудь сможем, либо формула Черномырдина будет бессмертной и неопровержимой. На гербе России, на обложке ее Конституции следует вывести золотом эти слова:

ХОТЕЛИ КАК ЛУЧШЕ, А ПОЛУЧИЛОСЬ КАК ВСЕГДА.

А к чему это я? Вот к чему. Пару дней назад у нас на факультете прошла конференция, посвященная 200-летию со дня рождения шейха Тантави. Немножко расскажу вам про него. Жил-да был в Египте высокоученый муж из местечка Танта. Учился в ал-Азхаре, знал комментарии на Коран, труды по мусульманскому праву и великое множество стихов. В 1839 году николаевские дипломаты позвали его преподавать арабский язык в Министерство иностранных дел. Он поехал, потому что работы дома найти не мог. С 1840 по 1855 годы шейх преподавал арабский сперва русским дипломатам, а потом студентам университета. Написал первую грамматику арабского языка для русских, составил максимально полное описание николаевской России для ублажения слуха османских владык, был пожалован в статские советники и в ординарные профессора. Каков же результат? Арабскому у него выучился только финн, который и стал основателем финской арабистики. Министерство иностранных дел использовало эрудицию шейха лишь при заключении коммерческих соглашений с Портой. При дворе шейха использовали для составления цветастых стихов на тезоименитство государя и прочих августейших особ, воспринимали его как забавную диковинку. И хотя Николай пожаловал ему Анну на шею, шейх Тантави сильно затосковал от полной невостребованности. Поскольку он не умел пить, то с горя собирал арабские рукописи по филологии и праву, описывал и комментировал их. А когда было совсем невмоготу, то писал красивые арабские стихи в классической манере, т.е. про свои успехи при дворе, но не про свои несчастья. В 45 лет его парализовало, последние шесть лет жизни он прожил тяжело больным отставником, пытавшимся что-то писать, причем перо уже не слушалось его. После смерти шейха его преемником назначили некоего господина Нофаля, христианина-сирийца, предпочитавшего вместо уроков арабского языка травить анекдоты на французском. Этот самый Нофаль продержался в своем профессорском кресле до 1901 года. Но когда в Петербург прибыл абиссинский епископ, то в министерстве не нашлось ни одного человека, который говорил бы по-арабски, не говоря уже об амхарском. Спас положение молодой человек, догадавшийся заговорить с епископом по-французски. И хотя епископ паршиво его знал, но они как-то объяснились и переговоры состоялись. Сам же Нофаль, не захотевший учить откровенных неучей, уже лежал на одре смерти. Перед его глазами был печальный пример шейха Тантави, который хорошо давал, но у него не взяли. Перед смертью Нофаль собрал рукописи шейха и его коллекцию, чтобы отдать в Публичную библиотеку. Но сделать этого не успел, рукописи разлетелись по букинистам. Впрочем, их вторично собрал молодой Крачковский, и они все-таки попали куда надо. А от несчастного Тантави осталась только могила на татарском кладбище да чудесный трактат "Описание России" - единственное сочинение восточного путешественника о николаевской империи, написанное с любовью к приютившей его стране. Для чего Тантави ехал в Россию? Для научения юношей арабской литературе и исламоведению. И что же Россия сделала с его жизнью? Она ее взяла, не воспользовавшись содержанием личности. Конечно, хотели похвастаться перед Западом: вот, и у нас теперь есть ученый араб, и в нашем министерстве все будут говорить с мусульманами на языке их пророка...

ХОТЕЛИ КАК ЛУЧШЕ...
Tags: Календарь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments