banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Category:

Сегодня умер Сергей Бехтерев



19.05.1958-13.11.2008

Что же за несчастный день такой - 13 ноября. Год как нет Эрика, а сегодня ушел еще один такой же - человек-легенда, человек-душа, посланник Серебряного века в нашем несовершенном мире. Последние пять лет он работал только на Петербургском радио. За это время он прочел своим волшебным голосом все "Петербургские зимы" Георгия Иванова, прочел всего Иванова, Ходасевича, Агнивцева, много Тютчева и Лермонтова. Он был последним, кто мог это делать на нашем радио... То есть, хотят-то многие, но доверия не имел никто, кроме Игоря Дмитриева и Сергея Бехтерева. В этом году покинули нас оба, и непонятно, кто теперь в Петербурге будет новым послом высокого вкуса. Бехтерев похож на Эрика. Такой же несчастный, одинокий странник. Те же проблемы с алкоголем, та же душевная хрупкость. Такой же скромности. Такой же гениальности и как личность, и как артист.

Вот здесь о нем хорошо http://cme6uhka.livejournal.com/24398.html?view=32590#t32590

Биография:
Сергей Станиславович Бехтерев - заслуженный артист России, лауреат Государственной премии СССР. В 1975 году поступил в ЛГИТМиК на знаменитый курс Аркадия Кацмана и Льва Додина. Стал сорежиссёром мастеров в постановке эпохальных спектаклей "Дом" и "Братья и сёстры". С этих пор стал ведущим артистом Малого драматического театра - театра Европы. Блестяще сыграл в спектаклях: "Бесы", "Двадцать минут с ангелом", "Повелитель мух", "Звёзды на утреннем небе", "Звёздный мальчик", "Зимняя сказка", "Золушка", "Муму", "Чевенгур", "Вишнёвый сад", "Чайка", "Разбитый кувшин" и др. Поставил и сыграл с актрисой и продюсером Ольгой Обуховской спектакль "Вацлав Нижинский. Повенчанный с Богом" по дневникам гениального русско-польского танцовщика.

Последнее интервью. "Северная неделя", 10 июля 2003 г.

 
Сергей Бехтерев: «Устал я греться у чужого огня...»

 

 

Но еще больше он устал от государства. Причем давно

 

 

 

Одна из «визитных карточек» прославленного Малого драматического театра в Санкт-Петербурге, известный актер Сергей Бехтерев, сегодня живет без постоянного места работы и без крыши над головой. Во время беседы с его лица не сходит горькая улыбка...

 

СЕРГЕЙ, узнав о ваших бедствиях, я был просто шокирован. Ваша театральная судьба столь блистательно вершилась на сцене Малого драматического...

 

- Увы, из театра я ушел. Когда понял, что переcтупил какую-то возрастную черту, ощутил, что помимо театра есть еще что-то. Жить осталось недолго, поэтому хочется попробовать успеть что-нибудь другое. За время службы в театре у меня сложилось определенное «лицо», и вновь приходящие актеры и режиссеры хотели видеть меня только таким.

 

- Простите, Сергей, ваш уход со сцены связан с каким-то определенным конфликтом, или вы, как Лев Толстой, ушли в никуда в знак протеста?

 

- Мне кажется, театр стал выдыхаться. Не могу сказать «умирать», хотя множество людей уже действительно ушли в мир иной. Мне не хотелось существовать в угасающем организме. Сам начинаешь чувствовать себя в прошлом, появляются болячки, болезни. Решил остановиться, оглянуться. Играя подчас по 46 спектаклей в месяц, я физически не мог ничего видеть вокруг. За прошедшие после ухода полтора года ни минуты не пожалел о принятом решении.

 

- Я слышал, что вы нашли себя в антрепризе?

 

- Да, театр с постоянным составом артистов мне кажется советским пережитком. Скажем, прошлого не столетия, а даже тысячелетия. Я не знаю, каким должен быть сегодняшний театральный процесс, но я устал от режиссерского диктата, когда автора начинают ставить с ног на голову. Сегодня в антрепризе у режиссера Вячеслава Козлова я играю в Чехове, и на фоне предыдущих двух постановок в Малом последняя для меня наиболее приемлема.

 

- Сергей, никак не могу принять вашу фразу «я ушел из театра», потому что вы просто ушли из того театра. Не занимаетесь ли вы самолюбованием, говоря о своей усталости? Вы не имеете на нее права, потому что слишком коротка актерская жизнь...

 

- Я не говорю, что устал, что надоело... Мне тяжело было бы в любой труппе. Любое государственное учреждение не в состоянии удержать...

 

- Выходит, вы устали от государства?

 

- От государства я устал давно. Нельзя находиться в любом государственном учреждении, которое о тебе не заботится. Эти нищенские зарплаты, причем не только в театре, а везде, во всех сферах. Современный театр не в состоянии достойно содержать артистов. Каждый актер сам себе инструмент, который должен постоянно содержаться в безупречной форме. А поддержание формы стоит денег, которых нет. Ни на поддержание здоровья, которое все-таки ухудшается, ни на что-то другое. Нынешних денег едва-едва хватает, чтобы прокормить себя. В любом государственном учреждении. Поэтому приходится уходить в коммерческие структуры, в ту же антрепризу. На «Доктора Чехова» я подписал вполне приличный контракт, мечтаю начать преподавать в институте, так что мои тылы каким-то образом будут обеспечены.

 

Значительную поддержку дает и кино, которое сильно выручает. Я благодарен и Кире Муратовой, и Дмитрию Светозарову, которые меня сняли. Скоро с Димой мы начинаем новую работу. До Светозарова меня приглашали на определенный типаж, человек не от мира сего, с прибабахом, и не требовали ничего другого.

 

- Насчет прибабаха, это вы слишком. Напротив, говоря с вами, я общаюсь как раз с «земным» человеком, как беседовал бы со своим земляком, но не со звездой столичной сцены.

 

- А я и впрямь могу отнести себя к северянам. Когда-то самым нашумевшим нашим спектаклем были «Братья и сестры» Федора Абрамова.

 

- Какими сохранились ваши актерские воспоминания о той поре, когда бывали на Севере, жили в воспетой писателем Верколе?

 

- Все, что связано с Севером, - самые счастливые дни в моей жизни. «Братья и сестры» были нашим дипломным спектаклем в институте.

 

- Додин целиком взял в театр весь свой курс тогда?

 

- Нет, практически всех отправили в Томск, а в Ленинграде оставили только меня.

 

Потом уже, когда театр обратился к прозе Абрамова, мои сокурсники вернулись на Неву. Кто-то, правда, собирается сейчас уходить, кто-то уже ушел... Повторюсь, но дело действительно распадается. А время, когда Бог подарил встречу с таким писателем, действительно было самым счастливым. Архангельск, Северная Двина, волшебная Пинега, родная Веркола... Там я впервые ощутил свое гражданство, как бы высокопарно это ни прозвучало.

 

- Стало быть, перефразируя Некрасова, актером можешь ты не быть, но гражданином быть обязан?

 

- Кира Муратова не устает повторять: никто никогда никому ничем не обязан. Нет, просто сам спектакль по тому времени стал гражданским подвигом. Ведь, по сути, «Братья и сестры» несут в себе библейские понятия, идеал, которого не достичь. Эти же «братья и сестры» оставили меня без дома, без жилья, за сорок восемь часов выкинув на улицу, пообещав взломать мою дверь и все вещи выбросить на склад. Вот что такое «братья и сестры» Малого драматического театра. У Абрамова ведь тоже в итоге все оказываются предателями. Театр, которому я отдал лучшие годы, мог бы со мной поступить несколько по-другому. Хотя бы дать время, чтобы найти элементарное жилье. Теперь мне светит одно жилье: два на три на кладбище. Пока же ночую то на вокзалах, то на чердаках, то в подвалах.

 

- Сергей, все актеры в большей или меньшей степени - космополиты, потому что весь мир - театр. Если бы вам представилась возможность выбрать место на Земле, где бы вы могли свободно творить и существовать, что бы выбрали?

 

- Только Петербург, Россию. Когда-то во время гастролей мне, Пете Семаку и Сереже Власову предлагали остаться в Америке. Но мы не смогли даже и помыслить об этом, хотя дома тогда есть было нечего, все по талонам.

 

- Но, может, свое слово сказали вам и спецслужбы?

 

- Меня, как партийного человека и так же, как и других ведущих актеров, трижды вербовали в КГБ, но у них ничего не получилось. Я популярно и мягко объяснил, что недостоин быть новым Штирлицем.

 

- Сергей, недавно вы снялись в сериале «По имени Барон». В одном из интервью отметили, что в судьбе вашего героя было много от вашей судьбы?

 

- У меня был приемный сын. Мы поженились с женщиной, художницей. Потом разошлись. Ей было тяжело с двумя детьми, одного сына она взяла к себе, второго оставила мне. Я его воспитывал с 88-го года, любил. Тяжело об этом говорить, но, как и фильме, человек должен когда-то вылететь из родного гнезда, не должен быть всю жизнь под чьим-то крылом. Сейчас он живет в Испании, вроде бы собирается жениться. Не знаю, увидимся ли когда. А я жениться больше не собираюсь, считая, что брак - это кощунство. Человек должен быть свободен, делить с кем-то кров до тех пор, пока его любят. И самопожертвование во имя детей далеко не всегда оправдано.

 

- У меня создалось впечатление, что вы живете в состоянии какого-то раздрая, как будто перед какой-то большой бедой...

 

- Собственно, беды уже позади. Меня два раза вынимали из петли, и если я до сих пор жив, то, наверное, Богу угодно, чтобы я еще что-то сделал на этой Земле.

 

- Сергей, после такого откровения трудно вернуться к оптимистической ноте. И все же - поверьте в себя, все будет хорошо.
 
Tags: Календарь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments