banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Categories:

Вы за шумеров или за Хаммурапи?

Такой вопрос я получил сегодня от студентов-первокурсников после лекции о Хаммурапи и его законах. Надо признаться, что вопрос был неожиданный и я попросил его пояснить. И мне пояснили: "Вы слишком положительно отзываетесь о Хаммурапи. А ведь Вы должны были бы его не любить, как шумеролог, потому что Хаммурапи разрушил многие писцовые школы на юге Двуречья".
И вопрос, и комментарий повергли меня в глубокую задумчивость. Ребята не понимают, что шумеролог не является шумерским националистом, что он вообще не стоит на стороне своего объекта, и его задача лишь в том, чтобы изучить объект как можно более детально. Но если поставить вопрос иначе, то может получиться много интересного. Можно спросить: "Почему же Хаммурапи, ратуя за развитие образования, порушил так много шумерских школ и оставил без работы их элиту?" Но сразу же нужно задать и контрвопрос: "А из чего, простите, это следует? Разве сам Хаммурапи что-нибудь писал о разрушении эдуббы на юге?"
Начнем с контрвопроса. От времени Хаммурапи почти не дошло переписанных шумерских текстов. Хотя по канонам царских гимнов исинского времени сочинялись шумероязычные гимны самому Хаммурапи, но старой традицией как образцом он явно не интересовался. В его эпоху возникает новая литература - новая и по жанрам, и по стилистике, и по описанию характеров. Писцовые школы, основанные на обучении шумерскому как основному и священному языку, в эпоху Хаммурапи действительно пришли в упадок. Но почему? По двум причинам. Во-первых, шумерский уже окончательно стал мертвым языком, вся документация оформлялась на аккадском, службы тоже шли на вавилонском диалекте аккадского. С этого вавилонского диалекта стали делать переводы на шумерский и таким образом получали искусственные шумерские тексты, которые были нужны только школьным библиотекам. Это одна причина. Другая в том, что шумерские тексты содержали в себе старую политическую идеологию и тем самым мешали осуществлению модернизаторского проекта Хаммурапи.
Вот теперь можно перейти к первоначальному вопросу. Хаммурапи сделал ставку на ответственность собственника перед государством, он предпочел разговаривать с коренным жителем города, потомственным земледельцем, а не с общиной, к которой этот горожанин принадлежит. Его религиозная инициатива была основана на вертикали, состоявшей из небесных богов, передающих власть вниз - Мардуку и затем самому Хаммурапи. Мнение пантеона богов (а на решениях и ошибках божественного коллектива зиждется вся шумерская мифология) было заменено в его эпоху мнением двух непререкаемых авторитетов властной вертикали. Зачем же Хаммурапи будет поощрять воспроизводство идеологии шумерских текстов и ту элиту, которая ее распространяет? Новая история делается новыми людьми в новых городах.
Если вернуться к самому началу, т.е. к тому вопросу, который задан студентом, то придется признать, что люди в массе своей верят в синкретизм научного анализа и человеческого отношения к объекту исследования. Они убеждены в том, что историк обязан разделять чью-то позицию, и не понимают, как может не быть такого отношения. Этому учат ребят современные историки России, колеблющиеся вместе с генеральной линией власти. Но чем древнее история - тем больше свобода исследователя не относиться, не стоять на стороне, не защищать, не оправдывать. Просто изучать не пробовали? Очень интересно бывает. Но бескорыстный интерес - вот чудо, которое нисходит не на всех и к которому порой нельзя приблизить даже аспиранта. Это, пожалуй, самое таинственное в наши прагматичные времена - изучать и понимать, ничего не требуя взамен, живя одним созерцанием истины. Но только так и делается наука.
Tags: Впечатления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments