banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Categories:

28 августа 1930 г. Профессор Эдцард




80 лет назад родился корифей мировой ассириологии Дитц Отто Эдцард. После смерти Эдцарда меня попросили написать пару строк о нем на один из научных сайтов. Сперва я писал для сайта, а потом для души, и получились два разных портрета. Текст никуда не пошел, поэтому с легкой душой публикую его здесь.

Для сайта.

 

2 июня 2004 г. умер Дитц Отто Эдцард (28 августа 1930). Это произошло в Тюбингенском университете во время лекции. Он умер от сердечного приступа, налетевшего как гроза на его 73 года. Без преувеличения этого человека можно назвать фундаментом всей современной ассириологии. Ученик А.Фалькенштейна, он в 27 лет опубликовал фундаментальное исследование политической истории Месопотамии от падения Ура до прихода Хаммурапи. С 1960-х годов до 2000 г. Эдцард возглавлял Институт ассириологии и хеттологии Мюнхенского университета. Им были созданы настольные книги ассириолога: издание шумерских правовых документов, издание и перевод всех надписей второй династии Лагаша (включая знаменитые цилиндры Гудеа), полное издание версий шумерского эпического памятника “Гильгамеш и Хувава”, грамматика шумерского языка, энциклопедия шумеро-аккадской мифологии. Он был автором сотен статей в различных энциклопедиях, и самое главное место среди них занимают статьи для Reallexikon der Assyriologie – универсального справочника по всем отраслям ассириологических знаний. Если прибавить к этому пост главного редактора главного ассириологического журнала Zeitschrift fuer Assyriologie, который профессор Эдцард занимал до своего ухода на пенсию в 2000 г; можно легко представить себе, что он стоял во главе всей науки и суток для работы ему не хватало. Тем не менее, за Эдцардом числятся и незаурядные переводческие деяния. Так, например, в 1970-е годы он перевел на немецкий песни Александра Галича и сказку Ершова “Конек-Горбунок”. Российский читатель, не знающий немецкого, не в состоянии оценить виртуозность этого труда, но он должен понять, каких немыслимых усилий должен был стоить перевод Галича мюнхенскому профессору, в обиходе которого не было слов и реалий типа “вертухаи” или “топтуны”.

Профессор Эдцард был большой полиглот. Языки давались ему легко, и он учил их ради своего удовольствия. Правда, здесь была своя специфика. Я встречался с Эдцардом в 1996 г. в Праге во время международного конгресса ассириологов. Перед встречей мне сказали, что Эдцард недавно выучил русский язык и теперь свободно на нем говорит. Я обратился к нему по-русски, но он испытал немалые затруднения, связывая слова в предложение. Наконец, на третьем предложении он признался (уже перейдя на английский): “Видите ли, я могу говорить только на том языке, который я учил последним… После русского я учил монгольский, и теперь у меня в голове только монгольские слова”. Разумеется, это забавное свойство не мешало ему без труда читать на всех выученных языках, в том числе и по-русски, и помощь профессора Эдцарда моим коллегам (как и мне самому) во все времена была неоценимой.

К сожалению, ни одна строчка трудов Эдцарда не была переведена на русский язык, и я сожалею, что русский читатель, скорее всего, никогда не соприкоснется с высоким строем мысли выдающегося ученого, поскольку его труды сугубо специальны, а популярных книг он не писал. Тем не менее, прошу поверить на слово, что утрата этого замечательного человека и ученого является для всего научного мира столь же тяжелой потерей, каковыми были в 1990-е годы потери Крамера, Якобсена и Дьяконова. Вечная память!

 

Не для сайта.

 

Эдцард был воплощением идеи немецкого ученого. Он именно энциклопедист – то есть, знаток мелких деталей, которые с трудом складываются в единое целое. Как теоретик он всегда проигрывал Дьяконову и Якобсену, на его счету немало ошибок в области политической и экономической истории. Зато он был превосходным специалистом в области грамматики как морфологии языка, здесь он наследовал своему учителю Фалькенштейну. Самые успешные проекты Эдцарда – история Месопотамии от падения Ура до Хаммурапи, статьи для энциклопедий и текстологически образцовое издание шумерских правовых документов. В религии и литературе он понимал немного, хотя сам был литературно одарен. По этим предметам он писал множество статей самого общего характера вроде “Связь царской надписи с эпосом”, и эти статьи по преимуществу никуда не годны. Эдцард в полной мере познал славу первого ассириолога мира (формально первого): никто другой не написал такого количества дежурных вступительных статей к различным коллективным сборникам и справочникам. Однако, оставаясь чернорабочим науки, он не сумел стать ее ангелом или Духом Святым. Эдцард не парил, а копался, возился, пахал. По своим привычкам и пристрастиям он был очень однообразный человек, а такому человеку рано или поздно становится скучно жить. И в последние годы Эдцард был воплощением такой вот скуки. Он был удостоен всех почестей и чинов, выпил со всеми на всех банкетах, прочел все аккадские и шумерские тексты, написал бесчисленное количество статей, тезисов, отчетов, некрологов, лекционных программ, объездил с лекциями и докладами весь мир, у него были две дочери и верная супруга. Чего ж Вам боле, как писал поэт? Когда я спросил его в Праге, был ли ему интересен мой доклад, он совершенно искренне сказал, подавляя зевоту: “Нет, совсем не был интересен. Но я думаю, что в тексте все верно”. И это был его стиль: не интересно-неинтересно, а правильно-неправильно. Вот истинно немецкий критерий бытия. Что ж, профессор Эдцард прожил правильную жизнь и добился того, к чему стремился: тихих похорон на сельском кладбище близ Мюнхена, некрологов в немецких ассириологических журналах и сборника в свою память, который несомненно появится где-нибудь через год. Вопрос, однако, в том, что останется от наследия профессора Эдцарда уже лет через двадцать. Изданные тексты переиздадут с учетом новых материалов, появятся другие энциклопедии, в которых уже не будет статей Эдцарда, его теоретические воззрения вряд ли будут кому-то всерьез интересны вследствие своей неглубины и немасштабности, а чиновно-административные заслуги забываются раньше всего. Думаю, что в конце концов от всего Эдцарда останется только его молодая книжка об истории Месопотамии в Старовавилонский период, да уникальный сборник переводов Галича. Грустно, и не пожелаешь себе такой участи, хотя вроде бы все в его жизни было правильно и образцово.

Tags: Встречи. Календарь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments