banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Categories:

Удивительная жизнь одного аккадского слова

"Ложь и зло - погляди, как их лица грубы", - писал великий русский поэт.
Семантически зло происходит именно ото лжи. Вот, например, такое доказательство.
В семитских языках есть глагол сарару (царару, шарару), означающий "лгать". От него происходят такие существительные, как арабское шарру "зло", аккадское сарту "ложь". Это самое сарту могло произноситься так же и как царту. И вот что получилось.
Семитское слово царту было заимствовано шумерским языком дважды и в разные эпохи. В старошумерскую эпоху ц перешло в з, р стало ш, а т превратилось в д. Окончание у, естественно, стало а. Получилось зашда. И это зашда значило уже не "ложь", а "преступление" и даже "вина". Спустя несколько веков шумерское слово, забывшее о своем аккадском происхождении, было вновь заимствовано аккадским языком. По всем правилам перехода зашда стало сашту. Но значение осталось неизменным: преступление, провинность.
В эпоху третьей династии Ура семитское сарту было заимствовано шумерским языком во второй раз. На сей раз из него получилось шерда, и это слово стало значить "уголовное преступление", "проступок, наказуемый смертью". Забывчивый аккадский заимствовал его и во второй раз, и получилось шерту. Это стало означать уже не только преступление, но и ответственность за него, т.е. собственно наказание.
Интересный получился семантический переход: ложь - преступление - вина - ответственность - наказание.
Tags: Наблюдения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments