banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Categories:

Продолжая Шпенглера (Месопотамский прасимвол)

Пятнадцать лет преподаю философию культуры, но только сейчас обратил внимание, что Шпенглер не предложил прасимвола месопотамской культуры. Для египетской культуры это дорога, для античной - ограниченное тело, для европейской - бесконечность, для магической восточной - пещера, для русско-сибирской культуры - бесконечная равнина. А Месопотамия у него сравнивается то с египетской культурой, то с китайской, то с античной, то с европейской, но в целом никакой картины нет.

"Представление о человечестве как об активном, борющемся, идущем вперед целом, сделалось для нас, еще со времени Петрарки, полной необходимостью, и теперь нам трудно понять, что это — исключительно западный способ смотреть на вещи, обладающие преходящим значением и ограниченной жизнью. Античному духу человечество представляется стационарной массой, — и этому соответствует совершенно другого рода мораль, существование которой мы можем проследить от ранней гомеровской эпохи до императоров. Вообще мы увидим, что ближе всего к активному жизнеощущению фаустовской культуры стоят культуры китайская, вавилонская и египетская, а к строго пассивному античной культуры — индийская и арабская. Это выражается — ограничимся одним примером — в том, что первые культуры обнаруживают хорошо организованные государственные формы, политически-социальные действия которых были рассчитаны на продолжительность и будущее, и, напротив того, вторые под именем государства знали только случайные политические образования, как-то: полис и халифат, лишенные исторически-формального содержания и энергии направления.
Очень знаменательно, что именно в Элладе отсутствуют астральные божества как «numina» дали. Гелиосу был посвящен культ только на находившемся под восточным влиянием Родосе, Селена же не имела вообще культа. И тот и другая, даже уже в придворной поэзии Гомера, суть исключительно художественные средства выражения, или, по римскому обозначению, элементы "genus mythicum", а не "genus civile". У них не было ни храмов, ни статуй, хотя в Египте (Ра), а в Вавилоне (Мардук), откуда эллины так много заимствовали, поклонение солнцу и звездам составляло центр культа.
То, что греки называли «космосом», было картиной мира, не становяшегося, а пребывающего. Следовательно, сам грек был человеком, который никогда не становился, а всегда пребывал. Поэтому хотя античный человек очень хорошо знал точную хронологию, календарное летосчисление и, больше того, в сфере вавилонской и египетской культуры имел перед собой живое ощущение. вечности и ничтожности настоящей минуты, выражающееся в величественных наблюдениях над звездами и точных измерениях громадных промежутков времени, но внутренне он себе ничего из всего этого не усвоил.

Когда в пифагорейских кругах около 540 г. пришли к убеждению, что сущность всех вещей заключается в числах, тогда не только был сделан шаг вперед в развитии математики, но родилась новая математика из глубин духовной стихии, и возникла сознательная теория, задолго предвозвещенная в метафизических проблемах и поисках художественной формы. Это была совершенно новая математика наряду с навсегда оставшейся не написанной математиком египетской культуры и алгебраически-астрономически построенной математикой вавилонской культуры с ее эклиптическими системами координат, математиками, однажды родившимися в великую минуту истории и в то время давно уже умершими.
...страх, который постоянно удерживал греков зрелого времени от расширения их крохотных городов-государств в политически организованные страны, от устройства широких проспектов и аллей с далеким видом и рассчитанным завершением, от вавилонской астрономии с ее устремлением в бесконечные звездные пространства, от преодоления границ Средиземного моря и исследования путей, давно открытых кораблями египтян и финикиян...
Мы не встречаем в античности ни одного намека на мысль о бесконечности мирового пространства, каковая мысль, по-видимому, кажется в данном случае неизбежной и давно сделалась доступной вавилонскому мышлению.
В своем космосе эллины познавали и признавали существующим только передний план при полном внутреннем отрицании вавилонской астрономии звездного неба; боги их были домашними, городскими и сельскими божествами, а не божествами небесных светил * и рисовали они только передний план".
 

Как мы видим, ничего определенного. Активное жизнеощущение, устойчивые государственные формы и чувство бесконечности мирового звездного пространства. Последнее, кстати сказать, не вполне верно. В месопотамской культуре было чувство пространства, но совершенно отсутствует идея бесконечности. А вот звездное небо - совсем другой разговор.
Поэтому рискну продолжить Шпенглера. Прасимволом шумеро-вавилонской культуры следовало бы назвать звездное небо. Тому наберется множество причин. Но прежде раскроем сам образ. Звездное небо это черная бездна, наполненная множеством светящихся далеких тел. Каждое из этих тел подает на землю знак, сочетание светящихся тел образует особый небесный текст, который может быть прочитан на земле. Каждое тело восходит и заходит точно в свой срок, ни одно тело не отклоняется от своего пути, периодически небесные тела возвращаются в исходное положение. И самое главное - тела делятся на более и менее яркие, но при этом все тела равны между собою, ибо исполняют единый небесный закон. Теперь посмотрим на саму месопотамскую культуру. Она поклоняется богам, а само слово БОГ пишется знаком "сияющая звезда". Она исповедует равенство богов и людей перед единым для всех естественным порядком. Этот порядок находится на небе и периодически опускается небесным богом Аном вниз, он состоит из мельчайших потенций бытия, называемых МЕ. Все равны перед законом, воплощенном в двух первопринципах - Киттум (постоянство) и Мишарум (справедливость). Закон предусматривает периодическое возвращение порядка вещей к своему началу, с аннулированием всех событий предыдущего времени. Как небо полно загадочных знаков, так и тело земного существа тоже состоит из знаков, которые нужно разгадать. Ни одна цивилизация не дает так много описаний внешних признаков тела (его уродств, высыпаний на теле, повреждений тела,особенностей печени), как месопотамская, причем считается, что все эти признаки есть знаки и их можно прочесть. Этим месопотамская медицина отличается от египетской, ищущей тайных, внутренних свойств, которые показали бы истинную природу телесного недуга. Далее, ни в одной культуре нет такого количества терминов, обозначающих сияние, сверкание, и такого количества эмоциональных состояний, которые бы выражались в терминах сияния, сверкания, ужасного блеска. Люди, города. храмы сияют в Месопотамии так же, как небесные тела, сияние верхнего мира отражается в мире нижнем. Наконец, и само слово "звезда" - астрон - пришло к грекам из аккадского иштар, обозначающего планету Венера.
Кстати говоря, Венера действительно самое значимое небесное тело для вавилонян. Эта планета в астрологии сопоставлена с женской сущностью, с эмоциональностью, с любовной и воинской страстью. Такова и культура Месопотамии. Она насыщена междоусобицами, мифами о женской мести незадачливым мужчинам, бесконечными спорами, соревнованиями и сражениями. Она оппозитивна, верхнее и нижнее вступают в ней в непримиримую схватку, но дело заканчивается браком. Священный брак мужчины и женщины, бога и богини, неба и земли - истинно месопотамский способ разрешения конфликта.
Куда стремится месопотамский человек? Он стремится вверх и к своему началу. Независимый, гордый человек называет себя "поднявший голову/шею к небу", освободившийся от чего-либо человек говорит о том, что он "возвратился к матери". Месопотамские храмы, стелы, памятные камни имеют вертикальную ориентацию, они не бывают приземисты. Месопотамский человек не любит низ, поскольку там его ждет только могила. Но он бесконечно любит небо, он удивляется небу и хочет в своей жизни подражать ему. Прежде всего, он хочет быть таким же бессмертным, как оно. Но постепенно в нем зреет бунт, и это бунт преодоления небесного порядка ради утверждения чистой человеческой воли.
Типичным героем месопотамской культуры является Гильгамеш. А кто такой Гильгамеш? Это двуприродное существо, богочеловек, который силится вырваться из небесного порядка, сойти со своей орбиты, выйти из зодиакального предопределения, чтобы вполне стать бессмертным богом. Задача героя этой культуры заключается именно в преодолении календаря и небесного распорядка. Но он не может этого сделать, потому что каждый его бунтарский шаг в точности соответствует тому пути, который должно пройти небесное тело - его покровитель, солнечный бог Шамаш. Гильгамеш ведом Солнцем, он в эпосе, если угодно, есть младшее Солнце, и потому для него неизбежны все восходы, закаты, подъемы и падения. Как и Солнце, он к концу эпоса возвращается к своему началу, к стене родного города, от строительства которой он бежал вначале и которую суждено ему достроить к концу его небесного пути.
Шпенглеровские эпохи (эра ранних форм, культура, цивилизация) выражены в месопотамской культуре довольно отчетливо. Шумер соответствует первой эпохе, Вавилония - яркий пример второй; Ассирия, несомненно, свидетельство упадка и цивилизации.
Если же сравнивать месопотамскую культуру с другими, то по сформированной государственности она действительно будет в одном ряду с египетской и китайской, по агональности и демократичности - с греческой, по роли закона - с иудейской и римской, по образности мировосприятия, по художественности мышления - с греческой, по прагматичности - с китайской, по пессимистическому восприятию посмертной жизни - с иудейской. Но по вертикальной, астральной ориентации в целом она может быть сопоставлена только с удаленной во времени и пространстве культурой майя. После своей гибели месопотамская культура отдала себя частично магической иудейско-византийско-арабской душе, частично же - европейской. Впрочем, вполне возможно, что европейская душа получила часть месопотамской по наследству от магической души.
Кажется, из меня получился бы неплохой Шпенглер.
Tags: Размышления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments