banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Categories:

Стихи, которые мне нравятся

Алексей Пензенский

***
Мне финал этой драмы до боли знаком -
Время станет недвижной стеной,
И двадцатые числа сплошным косяком
Полетят над моей головой.

А потом ты придешь и разбудишь меня,
Скажешь "хватит" и что-то еще.
Я пойду за тобой, все сшибая, браня
Маляра, что испачкал плечо.

Мы поедем в Италию - давний каприз,
И у нас будет собственный дом.
Море будет шуметь, государства - трястись.
...А Антихрист получит диплом.


Борис Херсонский

***

Слушай приказ: к ноге! на плечо! от-ставить!
унизить! возвысить! с грязью смешать! прославить!
посадить на престол! Посмотрим, как будет править.

Даст ли права и мышцы женскому полу?
Истребит ли снаружи врага, изнутри -крамолу,
велит ли ходить нагими, но очи - долу?

Хорош собой - лицо утконоса, глаза удава,
что нм слово - подвох, что ни дело - подстава.
Что ни смертный грех - то бессмертная слава.

Что ни город - тюрьма, кладбищенская ограда,
жмется к ограде старушка, рядом стоит громада
собора о трех головах, больше не надо.

Между тюрьмой и кладбищем желто-красный трамвайчик,
в трамвайчике тетка,у нее на коленях мальчик,
в руках у мальца железный барабанящий зайчик.

Бей барабан, трамвай греми, может все обойдется,
может быть мальчику умирать не придется.

Эта болезнь - не к смерти. Может, найдется лекарство.
Лютая казнь, вечная жизнь, Божие царство.


***

Продают старое фото, "иудаика": бородатый старик
в ермолке - читает что-то. Рядом с ним старуха. Под белым платком парик.
Под париком круглая бритая голова,
соображающая едва.

Старик все решает.
Старуха никому и ничему не мешает.
Господь и его, и ее утешает.

Не печалься, Арон, не печалься Рая.
Видите трон посредине рая?
Видите трон? Ты на нем воссядешь, Арон,
а жена твоя Рая, что мучилась так с тобой,
будет скамеечкой под твоею стопой.

Быть скамеечкой под ногами легче, чем верной женой,
особенно, если муж - еврейский портной.
Наслаждайтесь покоем, мудростью, тишиной.

Имеющий Имя, что еще от Тебя услышит раб слабосильный Твой?

Что ты умрешь до начала войны мировой,
что век спустя фото ваше на Староконке
продадут Мише Ройзману за десять рублей.
Доживай свое, Раю не обижай, умирай, ни о чем не жалей.

Ибо никто не знает Моих путей.
Благодари Меня, что я не дал вам детей.


Борис Гринберг

***
Люди-тигры терзают людей-антилоп,
Люди-змеи заглатывают людей-птенцов,
Люди-крысы сбиваются в стаи, чтоб
Не бояться людей-собак и людей-котов.

Люди-верблюды на всех и на всё плюют,
Люди-кроты копошатся в земле, пока
Люди-сороки разнообразят уют,
А люди-свиньи налёживают бока.

Люди-микробы – их большинство – кишат,
Что ещё нужно – трахнул, пожрал – балдей...
Грустно глядит из зеркал человек-ишак,
Всё ещё верит бедняга в людей-людей.

Наталья Хаткина

***

Одна маленькая девочка
придумала:
На А – ангел
и на Б – Бог.
Она под душем молилась в ванной:
"Пускай мне подарят собаку,
и пускай это будет дог".

Потом такие воды ее омыли,
такая пена ее завертела…
И никакие ангелы ее не хранили,
а до Бога ей самой не было дела.

Иеромонах Роман

***

Жил на свете медведь, 
Был добряк-добряком. 
И не делал он зла 
Никому-никому. 
Только разве что искры 
Лизал языком – 
Искры спелой малины 
В зелёном дыму. 

Жил на свете медведь, 
Он чудак был большой, 
Утверждал, будто звёзды – 
Счастливые птицы. 
Он подснежники рвал 
Голубою весной 
И в ручей опускал, 
Когда солнце садится. 

Жил на свете медведь, 
Был он очень смешной. 
Он в берлогу тащил 
И подснежник, и лютик. 
Но однажды упал он 
С пробитой душой.. 
Повстречались медведю 
Весёлые люди. 

Он лежал, понимая, 
Что гибель пришла. 
А когда проводник 
Просигналил рукою, 
Поднял лапу медведь, 
Защищая от зла, 
Защищая от пуль 
Своё сердце людское. 


Леонид Андреев

* * *
Полковник пьет. Вторую сотню лет
он наполняет грязные жестянки
трофейной водкой. Кутается в плед,
неотличимый внешне от портянки.
Сосет кальян… И жмурится вослед
теням и душам – как всегда по пьянке.

Полковник пьет. В каморке темнота,
пропитанная запахами псарни.
Чертовски сыро. Холод. Маята.
Знаменами давно разбитых армий
он топит печь… Ушедшие лета…
Вторая сотня лет в чужой казарме.

Полковник пьет. Еще в его душе
пылают бойни всяческого сорта,
он помнит связки вражеских ушей
на грязных шеях, взорванные форты…
До одури оттачивать туше?
Стрелять? По крысам? На какого черта?

Полковник пьет. Наверное никто
и не услышит выстрела сухого,
никто не скажет: «Что-то здесь не то.
Давно его не видно…» Но плохого
никто не скажет тоже. И пальто –
единственный остаток (да и то
потрепанный) его как такового…


Юрий Нестеренко

…А родиться бы мог в Новегороде или во Пскове я,
На ином рубеже, при ином повороте судьбы,
И вести новгородскую армию к стенам Московии,
Где бесчестье в чести, где предателей славят рабы.

Где плюгавый упырь, плешь прикрывши татарскою шапкою,
Зло пирует в Кремле, без вина душегубствами пьян,
Где герой палачу салютует кровавой культяпкою,
И князья жирнобрюхие лижут монарший сафьян,

Где раздавлена вольность ударом кровавого молота,
Где оболгано все, что не вышло отнять и украсть,
Где Иван Калита прятал в погреб иудино золото,
Где пред властью трясутся одни, а другие - за власть.

С четырех бы сторон подойдя к окаянному городу,
Створки Спасских ворот мы бы вскрыли варяжским мечом,
И кремлевских бояр из палат потащили за бороду,
Да швырнули б со стен вместе с их азиатским бичом.

И навек бы развеяться тяжкому, душному мороку!
Воля, честь и права - снова были б не просто слова…
В самых жутких мечтах никакому заморскому ворогу
Не содеять того, что ты сделала с Русью, Москва!

Серость в мыслях и лицах, наследственное косоглазие
Да сутулые спины, безропотно ждущие плеть,
Сквозь лохмотья Европы бесстыдно таращится Азия
И в округлых обводах церквей проступает мечеть.

Да, Москва, не сыскать ни в Европе таких, ни в Америке!
В профиль - камера пыток, анфас - площадной балаган,
Из похмелья - в запой, вечный пафос кабацкой истерики,
Поцелуй с мордобоем, да деньги под ноги цыган.

Ой ты, каменный спрут с краснозвездною шапкой на темечке!
Все твои типажи перемешаны в нашей беде:
Толстомясая бабища, на пол плюющая семечки,
Косорылый опричник с засохшей соплей в бороде…

Со стрельцами царей, да с гэбульниками пустоглазыми,
Год от года кряхтя, но крепя упыриную рать,
Город Мутной Воды расползался вокруг метастазами,
Пол-Европы подмял, и весь мир собирался сожрать!

Но бодливой корове рога обломала история,
И гнилую империю явственно тянет ко дну.
Нет, Московия - вовсе не Русь! Это - лишь территория,
Где кремлевские ханы держали народы в плену.

Где родился - не главное. Главное - мыслить толковее,
И воскреснет свобода, и снова сплотятся ряды,
Чтоб вонзить европейскую сталь прямо в сердце Московии -
В азиатское сердце проклятой Московской Орды!

Нечисть пятится прочь, коль назвать ее истинным именем,
И былыми победами зря утешается враг -
Главный бой впереди. Свежий западный ветер над Ильменем
Наполняет нам крылья. И тает клубящийся мрак.
Tags: Актуальное
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments