banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Гайдар

Он прожил столько же, сколько жил Ленин, но до конца в разуме.
У него была стратегия Кутузова.
Кутузов: С потерей Москвы не потеряна Россия.
Гайдар: С потерей социалистической экономики не потеряна Россия.
Как Кутузову, ему было не суждено войти в Париж и посмотреть на склоненные перед ним знамена врага.
Как у Кутузова, у него было свое неоднозначное Бородино и своя вполне однозначная Смоленская дорога. Смоленской дорогой стало отступление экономического коллапса наименее выгодным для него - но и для народа - путем.
Народ, как больное животное, ненавидит тех, кто его лечит. Тем более - тех, кто лечит шоком.
Но я вспоминаю осень 91-го, сплошные талоны, больного отца, встававшего в шесть утра, чтобы к девяти поспеть в очередь, где можно все отоварить. И саму эту дикую очередь, в которой и самому доводилось стоять неоднократно. Прилавки были пусты не в переносном смысле. Кроме старых ценников, на них ничего не было. Все понимали, что стране конец, что рано радовались в августе, и что пора петь отходную всем надеждам на новую жизнь.
Шаг Гайдара был жестом отчаяния. Но этот жест был доведен до конца и стал понятен всем. Нас пригласили в самостоятельную жизнь.
Мог ли Гайдар не делать того, что он сделал? Не мог. Лично он был правдив, честен и честолюбив. Ему очень хотелось быть первым, но он понимал последствия всякого пионерского шага. Он также понимал, что, в отличие от очень и очень многих первых лиц, он не скован личными обязательствами, никому не обещал вести себя так-то и так-то, и сейчас у него есть одно мгновение полной свободы, когда он может сам.
В совпадении этих двух моментов и заключена эпоха Гайдара. Сейчас я могу сам - и вы тоже можете сами. Через миг у вас и у меня такой возможности не будет. Поэтому не упускайте даже доли секунды. Абсолютная свобода. Совершенное парение. Отрыв.
В 93-м это было уже невозможно, прошлое опомнилось, и Гайдар ушел. Ушел в никуда, как Кутузов. В сущности, ушел в десятилетнее обдумывание того, что случилось тогда и в обоснование того, почему именно это случилось. Результатом стала "Гибель империи".
Развалил Гайдар или создал? Ни то, ни другое. Его жизнь была критикой. Он сомневался во всем, для него все было непрочно и все относительно. Абсолютна только сиюминутная деятельность человека, свобода действия как такового, неподчинение правилам при полном учете этих правил. Гайдару, кажется, нравился хаос, как художнику нравится беспорядочная палитра перед созданием картины. Вряд ли он мог бы эту картину написать, но он понимал, как не должен работать художник и каких именно деталей не должно быть на его полотне. Гайдар, как в анекдоте, не умел плавать, а понимал плавать.
Его жизнь была очень короткой, а его политическая жизнь была мгновенной. Но это мгновение взрыва.
Народ никогда не будет любить того, кто взрывает. Он любит сшивающих, объединяющих политиков. Поэтому Гайдар пройдет мимо народной памяти, как прошел мимо нее Сперанский. Но не будет забыт теми, кто умеет думать.
Tags: Календарь
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author