[sticky post]Мои группы в Контакте
banshur69
Древняя Месопотамия
История древнего Востока
Владимир Софроницкий
Надежда Андреевна Обухова
Евгений Боратынский
Владимир Щировский. Танец души
Александр Алексеевич Остужев
Философия истории и культуры
Густав Леонхардт

Окно в Париж
banshur69

С конца 80-х я испытал весьма странное чувство: открывается некое космическое окно, Россия выходит в мир и получает шанс сделать нечто сверхъестественное, подобно легендарным деяниям 60-х. Когда в 1992 году вышел фильм "Окно в Париж", где прозвучала та же идея, я не был удивлен и комедией фильм не признал. Скажу больше: все время с 89-го года я был одержим идеей путешествий и дружб, лихорадочно дружил и быстро ездил по миру. Точно так же быстро я работал в науке. Когда меня спрашивали, зачем так быстро, ответ всегда был один: "Боюсь, что окно закроется". Меня не понимали, думали, что оно открылось навсегда... В общем, ребята, я успел. Успел сделать, поездить, подружиться, выступить с гарвардской, пражской, тартуской, хельсинкской кафедры, издаться в Париже и в Бостоне. Надеюсь, что вы тоже многое успели. Окно начинает медленно закрываться, первая створка нового занавеса уже ползет на нас, и пора подводить предварительные итоги. Я буду подводить их там, где что-то понимаю. Вы добавите или поспорите.

Read more...Collapse )

Древняя Месопотамия в русской литературе
banshur69
Архив Шилейко уже издал и откомментировал (см. библиографию на сайте "Шумеро-вавилонская библиотека"), но эта тема повела к более общей, которую можно сформулировать либо как "Вавилоно-ассирийский текст в русской литературе", либо как "Древняя Месопотамия в русской литературе". О многом уже выступил и написал. Многое подсказала мой друг Лада Панова, автор книги "Русский Египет". Но две головы хорошо, а сотня-то получше.
Read more...Collapse )2

Шумерская ономастика как способ датировки эпических песен о Бильгамесе
banshur69
Набираются новые данные по датировке эпоса о Гильгамеше. Очень интересно получается с именами собственными.
В старошумерском периоде нет теофорных имен с Гильгамешем, Энкиду или Хувавой.
В саргоновский период появляется топоним ki-{d}en-ki-du "место (почитания) Энкиду", где Энкиду уже бог.
В эпоху 3 династии Ура возникают имена собственные lu2-{d}en-ki]-du "Человек Энкиду" и даже ur-{d}en-ki-du "раб Энкиду". А при третьем царе этой династии Амар-Суэне Энкиду включен в список божеств, получающих постоянные жертвоприношения. Причем Бильгамеса в этом списке нет.
Тогда же, при 3 династии Ура, появляются люди с именем hu-wa-wa, но без божественного детерминатива перед именами. Причем этих хував много, и начинаются они с эпохи Шульги.
О чем все это может говорить? О том, что шумерские песни о Бильгамесе не имели популярности до 3 династии Ура. О том, что Энкиду был божеством, которое почиталось еще до того, как его объединили с Бильгамесом. О том, что Хувава оказался популярным в народной среде, и его именем не стыдились называть детей, в то время как Бильгамесом не называли никого. А в досаргоновский период герои эпоса совсем не переходили в имена собственные. Очень интересная получается картинка.

"Основной миф" Топорова-Иванова в свете ассириологии
banshur69
http://imli.ru/index.php/100-filologicheskie-konferentsii/3013-mezhdunarodnaya-nauchnaya-konferentsiya-ot-mifa-k-slovu-ot-slova-k-mifu

В отведенное время доклада на конференции памяти Иванова и Топорова я не мог сказать всего. Поэтому выношу одну из тем полностью сюда.
Основной миф, т.е. змееборческий миф, который исследователи реконструируют для славянского мира, полностью подтверждается для мира клинописного. Более того, для шумеро-аккадской религиозной и литературной традиции нет ничего значительнее, чем змееборческий миф. Теперь нужно определить, почему змееборческий миф нужно назвать основным. Во-первых, потому, что его имена и мотивы проникают во все без исключения жанры письменности, за исключением бухгалтерских документов (но и там полно имен собственных, связанных с сюжетами мифа). Во-вторых, потому, что на нем основаны государствообразующие ритуалы. В-третьих, потому, что при помощи этого мифа объясняется устройство мира. Как я показал в докладе на конференции к 110-летию Проппа, змееборческий клинописный миф прошел в своем развитии две стадии: а) гороборчество (борьба с племенами враждебных восточных гор) - Нинурта и Асаг, Нинурта и Анзу - миф бронзы; б) мореборчество (борьба за освоение Средиземноморья и приморских территорий с середины 2 тыс.) - Мардук и Тиамат, Баал и Хедамму, Тархунас и Иллуянка - миф поздней бронзы и начала железа. Бронзовый миф четко соотносился с началом половодья Тигра и приходился на время с конца марта до максимума разливов в мае (когда в городах встречали победителя Нинурту и проводили священный брак). Железный миф приходился на конец марта-начало апреля и в виде праздника длился 11 дней. То есть, оба мифа имели жесткую календарную привязку.
Теперь поговорим о сферах распространения мифа. Если брать литературные жанры, то, помимо собственно эпоса, это царские гимны, в которых обязательно есть мотивы битвы в горах и победы Нинурты над Асагом. Это заговоры, в которых фигурируют демоны-асакку, одолевающие человека болезнями, и Мардук, к которому обращаются за помощью как к сыну бога водной бездны Эа, знающему секреты исцеления. Это медицинские рецептурники с теми же героями. Это астрономические тексты, и в частности списки звезд, в которых есть названия созвездий, тождественных Мардуку и Тиамат. Наконец, это комментаторская литература, в которой многие явления трактуются как следствия победы Мардука над Тиамат. Змееборческий миф был главным для литературы до самого конца клинописной традиции, т.е. до 2 в. до н.э. Государствообразующий ритуал Месопотамии - интронизация царя перед статуей Мардука, проходящая в те же первые дни Нового года, когда проходило и само празднество в честь победы Мардука над Тиамат. Самый известный традиции строительный гимн - поэма о строительстве и освящении храма Нингирсу в Лагаше в эпоху Гудеа - делает змееборческий миф проходящим через все этапы создания храма. Мы знаем и время проведения самого ритуала освящения Энинну, который строился именно как триумф Нингирсу над Асагом и злодеями гор. Устройство мира также объясняется только при помощи змееборческого мифа. Осеннее равноденствие - время Тиамат, в которое рождается Мардук. Последний месяц календаря - время господства Тиамат и Семерых демонов в мире. Начало весны - победа Мардука над Тиамат. Сама вселенная - результат создания верхнего и нижнего миров из расчлененной надвое туши Тиамат. Части мироздания - части тела Тиамат.
Что я хочу сказать? В книге Топорова и Иванова о славянских древностях есть довольно много примеров из клинописных текстов, связанных со змееборческим мифом. И когда я читаю некоторые моменты реконструкции славянского мифа, у меня закрадываются сомнения, не экстраполяция ли это достоверно известных древних источников на немногие скудные сведения о славянской мифологии. Одновременно я думаю, что заговоры - довольно надежная вещь, они весьма архаичны в любой культуре. И если в славянских заговорах, обрядах, поверьях встречаются мотивы змееборческого мифа, то нужно признать удивительную близость древних традиций Ближнего Востока и индоевропейской традиции. Например, для Египта змееборчество не было основным мифом, там эту роль выполнял миф об Осирисе и Исиде. Но для многих индоевропейцев победа над драконом действительно играла большую роль в религии и мифологии. Насколько самостоятелен в таком случае постулируемый индоевропейский основной миф и не является ли он заимствованным с древнего Ближнего Востока (возможно, через хурритов, как подсказала в ФБ Хава-Броха Корзакова)?

И.М.Стеблин-Каменский в моей жизни
banshur69
3 мая 2018 г. умер Иван Михайлович Стеблин-Каменский. Когда уходит такая личность, абсолютно легендарная для петербургской культуры, каждый вспоминает свое. Кто-то вспомнит его участие в ленинградской андеграундной поэзии 70-х годов, кто-то расскажет о его участии в археологических экспедициях, кто-то перечислит научные заслуги. У меня со Стеблиным связаны три эпизода, каждый из которых сыграл значительную роль в моей жизни.
В 1995 году, едва став деканом Восточного факультета, Иван Михайлович придумал новые подразделения, курсы и спецкурсы, обновляющие факультетскую программу. В частности, он придумал отделение истории Египта, на котором студенты одновременно должны были становиться и египтологами, и знатоками египетского диалекта арабского языка. Как бы диахронический Египет. С точки зрения ученого, такая затея могла прийти в голову только поэту, потому что на практике ты либо египтолог, либо арабист, и третьего не дано. Но Стеблин активно продвинул эту идею, и было несколько выпусков с дипломом "Историк Египта". Еще одной затеей нового декана было обучение историков древнего Востока истории и культуре синхронных цивилизаций. Ассириологи должны были изучать на старших курсах историю древнего Египта, а египтологи - наоборот, историю Месопотамии. Так вот, на это последнее он сосватал меня, работавшего тогда на Философском факультете. Не почитать ли Вам историю месопотамской культуры для египтологов 4 курса? Я ответил: отчего бы и не почитать. И целый год я просвещал троих египтологов, приобретая опыт чтения лекций на Восточном. Кстати, эта последняя инициатива прижилась, и на кафедре древнего Востока по-прежнему читают специалистам истории параллельных цивилизаций, как это задумал Стеблин.
В 1998 году Стеблин позвал меня читать философию культуры африканистам. А на следующий год я читал ее уже группе арабистов и иранистов. Кадровый выбор декана определялся тем, что я по выучке не философ, а востоковед, и поэтому буду иллюстрировать теорию примерами из хорошо известных дисциплин. Так и получилось. Учившиеся у меня в течение этих двух лет восточники впоследствии стали сочетать историко-филологические методы изучения источников с их культурологическим осмыслением. И эта инициатива Стеблина по-прежнему живет на факультете. Я до сих пор читаю философию культуры большому потоку студентов 2 курса.
В 2005 г. решалась судьба моего издания антологии переводов В.К.Шилейко. Собралась редколлегия Литпамятников, но в ней не было ни одного классического древневосточника (египтолога или ассириолога). Однако в ней состоял древнеиранист Стеблин-Каменский. Иван Михайлович взял слово и предложил, во-первых, поддержать издание, а во-вторых - назначить его ответственным редактором книги. После того, как я узнал о решении, Стеблин сказал мне, что вся ответственность за книгу, разумеется, на мне, но "крышу" он мне обеспечит. Он не вмешивался в сам процесс работы, не смотрел итоговый вариант, но на всех этапах напоминал издательству и редакторам "Науки", что наблюдает за процессом и хотел бы видеть результат. Через два года, когда книга вышла, я принес свежий экземпляр в Институт лингвистических исследований, где тогда уже работал Иван Михайлович. Он посмотрел, оценил красоту суперобложки и содержание книги. Поздравил меня с изданием. А потом подарил мне книгу своих переводов из Авесты.

В своем отношении к жизни, к людям, к науке Иван Стеблин-Каменский был поэт. Он даже на деканском месте оставался любителем спектаклей. На День филолога и восточника обязательно приходил в халате и тюбетейке и читал стихи на фарси. От Стеблина, помимо его научных трудов и стихов, останутся произведения уникального жанра - сборники анекдотов о востоковедах. В полном соответствии с мусульманской традицией иснада он всегда указывал передатчиков анекдотической традиции. Лучше всего поэту Стеблину удавались не лирические стихи о жизни, не пьесы, а шуточные стихи на юбилеи коллег по цеху. Всякий раз это был фейерверк остроумия, изысканная игра слов. Часто эти посвящения были выполнены в форме акростиха с фамилией (или даже с именем и фамилией) юбиляра. Больше всего Стеблин был похож на дервиша, незнамо как забредшего в собрание бюрократов. Свои научные доклады он тоже читал как суфийский остроумец - обязательно с усмешкой, с сильной жестикуляцией, с примерами из поэзии и с непременными остротами между каждыми двумя идеями доклада. Как декан он был рассеян, не всегда замечал человека, мимо которого проходил, постоянно где-то витал, часто даже не ходил, а немного вспархивал над коридорами факультета (была у него странная манера ходить полупрыжками). В этом тоже было что-то мистическое - острая тяга вверх. Православная вера Стеблина была с некоторым оттенком спектакля. Работники факультета до сих пор вспоминают, как он пригласил священника, чтобы тот окропил деканат святой водой и обмахал кадилом. Разумеется, это должно было выглядеть как серьезный ритуал, но вышел настоящий спектакль.
Достижения Стеблина-Каменского в науке очень серьезны и прочны. Он был крупнейшим знатоком Авесты и ваханского языка в России, одним из самых талантливых лингвистов-этнографов. Но и тут не без курьезов. Стеблина постоянно тянуло говорить и писать о растениях. В.Н.Топоров очень ценил это в нем, потому что был большим любителем деревьев и разных кустарников. О чем бы Иван Михайлович ни делал доклад - но в любом месте мог свернуть на этимологию какого-нибудь колоска, кустика или цветочка в иранских или - шире - во всех индоевропейских языках. Неслучайно его единственная монография посвящена именно культурным растениям в языках Памира. Часто во время его выступлений я ловил себя на мысли, что жду, когда он заметит в тексте какой-нибудь цветок и пустится о нем говорить. Видимо, в этом разносторонне одаренном человеке был силен и талант ботаника. Хотя "ботаником" по жизни он никогда не был.

Мое родословие
banshur69

Сейчас у меня во френдленте пошла эпидемия родословий. Все собирают своих. Видимо, время собирать камни (кстати, в шумерском языке глагол "вспоминать, помнить, сознавать" будет na-deg "собирать камни"). Решил собрать и я. Итак:

По материнской линии 1 (мама матери) - старообрядец, землепашец Афанасий Петрович Афанасьев (Псковская область, Алексинский район) - землепашец и лесничий Пахом Афанасьевич Афанасьев (1879-1953, деревня Замошье Псковской области, сожжена в 1935 г. комбедовцами вместе с женой прадеда Прасковьей Федоровной, брошенной в собственный горящий дом). Богатый крестьянин, у него 10 детей (в том числе и моя бабушка Александра Пахомовна (1913-1988); последний из них умер в 2015 г.). Потомки Пахома жили в Ленинграде и в Дедовическом районе Псковской области.

По материнской линии 2 (отец матери) - цыган Федор Волочков (земледелец, село Точки Дедовического района Псковской области, партизан, убит предателем в 1944 г.) - его 6 детей (в том числе, мой дед Павел Федорович, погибший 25.09.1944 г. под Ригой). Иван Федорович Волочков был офицером-подводником, после войны окончил Институт советской торговли и стал товароведом. Умер в 78 лет. Зинаида Федоровна Волочкова была директором магазина. Потомки Федора жили в Ленинграде и Калининграде.

По отцовской линии 1 (мама отца) - Василий Тырышкин, крестьянин из Ярославской губернии. Владелец коробочной фабрики в Петербурге, поставлявшей коробки для Елисеевского магазина - его трое детей, и в том числе Константин ТАрышкин (1879-1935), вернувшийся с Первой мировой войны контуженным. Род занятий неизвестен. Его жена - Клавдия Васильевна Рюмина (1892-1945), уроженка Весьегонского уезда Тверской области, впоследствии кассир в магазине. У него было две дочери - моя бабушка Антонина Константиновна (1914-1990) и Елена Константиновна (1913-1995). Обе они были воспитателями детского сада на Каменном острове. Потом жена развелась с ним и вышла замуж второй раз, и от этого брака у нее было еще три дочери. Потомки Константина жили и живут в Петербурге.

По отцовской линии 2 (отец отца) все пока сложно. Известно только, что Диомид Васильевич Емельянов (1885-1934) в 1914 г. проживал по Большой Монетной, дом 10 (дом снесли, теперь там консульство Эстонии), участвовал в Первой мировой (в детстве видел его фотографию в погонах), с 1919 г. проживал по Кронверкской улице, 14 вместе с женой и сыном. В годы нэпа стал хозяином ювелирной мастерской. Жена - Вера Андреевна Емельянова (1883-1956), после революции портниха-надомница, собирательница оперных пластинок, фанатка Шаляпина. Девичья фамилия неизвестна. У них был единственный сын Алексей (1902-1951), вернувшийся контуженным с Великой Отечественной войны и работавший часовщиком в мастерской. Происхождение этих Емельяновых пока в тумане.

В общем, тот еще коктейль. Староверы, цыгане, крестьяне Ярославской губернии, какие-то весьегонские мещане, да еще два икса, которые, возможно, когда-нибудь удастся превратить в позитивные данные. И угораздило же меня принадлежать сразу к двум гонимым народам. В социальном отношении получаются богатые крестьяне, ремесленники, торговцы. Никто по всем ветвям не был ни рабочим, ни коммунистом. Никто, насколько мне известно, не имел высшего образования. Но мои троюродные братья и сестры по разным линиям окончили вузы (ИТМО и Пединститут им. Герцена) и стали работать по специальности.


22 апреля - 85 лет Веронике Константиновне Афанасьевой
banshur69
Мой пост к ее 80-летию: https://banshur69.livejournal.com/308666.html
Ее видемемуары: https://www.youtube.com/watch?v=LzcURew9dlY

Вышли материалы международной конференции к 100-летию И.М.Дьяконова
banshur69
В первый день нынешних Дьяконовских чтений вышел из печати том "Трудов Государственного Эрмитажа" с материалами конференции к 100-летию И.М.Дьяконова, состоявшейся в январе 2015 г. Тираж 300 экземпляров.




Дьяконовские чтения 17-18.04.2018 г. в Эрмитаже и ИВР РАН
banshur69

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЭРМИТАЖ,
ИНСТИТУТ ВОСТОЧНЫХ РУКОПИСЕЙ РАН
приглашают Вас принять участие в очередных
ДЬЯКОНОВСКИХ ЧТЕНИЯХ
Чтения состоятся 17 и 18 апреля 2018 года
в Государственном Эрмитаже
(Санкт-Петербург, Дворцовая наб., 34)
и Институте восточных рукописей РАН
(Санкт-Петербург, Дворцовая наб., 18)
Начало утренних заседаний в 10.30,
дневных – в 15.30

ПРОГРАММА

17 АПРЕЛЯ, ВТОРНИК
10.00 – Регистрация участников
Государственный Эрмитаж, Зал Совета

Утреннее заседание

Вступительное слово генерального директора
Государственного Эрмитажа М. Б. Пиотровского

В. К. Афанасьева (Санкт-Петербург)
Игорь Михайлович Дьяконов как переводчик древневосточной
и европейской поэзии

В. В. Емельянов (Санкт-Петербург)
Старошумерские тексты в изданиях В. К. Шилейко:
коррективы и конъектуры

Л. Е. Коган (Москва)
Новые данные о грамматике и лексике саргоновского аккадского:
хозяйственные документы CUSAS 27

Е. В. Маркина (Москва)
К вопросу о гасурском рационе mun.šà

Е. Ю. Визирова (Москва), Н. В. Козлова (Санкт-Петербург)
«Тексты пастухов» из Гирсу новошумерского периода

М. В. Сологубова (Санкт-Петербург)
Месопотамские мотивы в дильмунской глиптике

М. М. Дандамаева (Санкт-Петербург)
Печать из Дильмуна. О долгой жизни одного
иконографического сюжета

Дневное заседание

Институт восточных рукописей РАН, «Лотосовая сутра»

А. А. Немировский (Москва)
Где находилась «Страна моя» Гимна о торговле Дильмуна?

И. С. Архипов, С. В. Лезов (Москва)
О месте средневавилонского среди аккадских идиомов

Р. М. Нуруллин (Москва)
К интерпретации одного отрывка из младовавилонской версии
Эпоса о Гильгамеше (Gilg. X 300–322)

Б. Е. Александров (Москва)
Об одном правовом обычае, отраженном в Хеттских законах

В. Ю. Шелестин (Москва)
Основные проблемы этнополитической истории Киццувадны

18 АПРЕЛЯ, СРЕДА

Утреннее заседание

Государственный Эрмитаж, Зал Совета

А. В. Сидельцев (Москва)
Хеттские фокусные частицы: синонимия и конкуренция

А. О. Москалева (Санкт-Петербург)
«Преступление и наказание» в ассирийских царских надписях

А. А. Ясеновская (Москва)
KAR 65: забытое свидетельство о празднике акиту Набу в Ассирии

И. Н. Медведская (Санкт-Петербург)
Дошли ли урарты до Каспийского моря?

К. Ф. Карлова, А. В. Сафронов (Москва)
Локализация страны Дануна

Н. О. Чехович (Санкт-Петербург)
О необычном списке лиц нововавилонского времени
из клинописного собрания Государственного Эрмитажа

О. В. Попова (Москва)
Реконструкция генеалогии по длинным семейным архивам:
знать города Ура в 1-м тыс. до н. э.

А. В. Немировская (Санкт-Петербург)
«Из Едема выходила река для орошения рая;
и потом разделялась на четыре реки»
(еще раз об острове Дильмун и «мнимом рае»)

Дневное заседание

Государственный Эрмитаж, Зал Совета

С. А. Французов (Санкт-Петербург)
Еще раз о сабейском эпонимате в связи с публикацией
новых древнейеменских документов на дереве

О. В. Столбова (Москва)
Аккадская лексика и ее «хамитские» когнаты
(фонологический и семантический аспекты)

А. С. Нуруллина (Москва)
«Прожорливее огня, дешевле пыли».
О разновидности жанраʾ amṯāl, представленной в рукописи
из библиотеки султана Аль-Малика аль-Афдаля аль-Аббаса


?

Log in

No account? Create an account