Previous Entry Share Next Entry
80 лет Владимиру Ароновичу Якобсону
banshur69


Вот он и наступил, этот живой юбилей, в который, по правде говоря, не верил ни юбиляр, ни поздравляющие его сегодня коллеги. Владимиру Ароновичу Якобсону, доктору исторических наук, крупнейшему в России специалисту по клинописному праву, историку и филологу, поэту и переводчику, сегодня исполнилось 80 лет. Продолжается эта многотрудная, полная физических страданий и научных исследований жизнь.
Якобсон родился в шахтерском Луганске, в семье рабочего. Блестяще окончил школу и поступил на юридический факультет Ленинградского университета. Время было сталинское, кампания против космополитов, евреев старались не брать, но он покорил приемную комиссию отличным знанием немецкого языка. Экзамен по немецкому дал ему тот спасительный проходной балл, который ввел его в стены университета. Факультет он окончил, разумеется, с красным дипломом, с отличным знанием не только права, но и латыни. Но после окончания остался без работы по специальности. Долгое время Владимир Аронович преподавал политэкономию в техникумах и в ПТУ, читал по 50 часов в неделю, очень уставал. В 25 лет у него обнаружили рак позвоночника и сказали, что долго он не проживет. Началось изнурительное онкологическое лечение, полгода он провел в гипсе, не вставая с постели. В эти тяжелые времена в голове больного все время крутилась мысль: а для чего я предназначен? Он понял, что хотел бы изучать самые основы права, древнейшее право на свете, и через правовые источники понять, как развивалось государство и гражданское общество на всем протяжении истории человечества. Судьба дала Якобсону прекрасный шанс, которым он воспользовался, едва встав с больничной койки (рак не подтвердился). Преподавателем международного права на юрфаке был Яков Миронович Магазинер, тесть Игоря Михайловича Дьяконова. Он и посоветовал своему выпускнику обратиться к Дьяконову по поводу аспирантуры. В конце 50-х годов они познакомились и не расставались уже до самой смерти Игоря Михайловича. Под руководством Дьяконова Владимир Аронович изучил аккадский, древнееврейский и шумерский языки и начал читать клинописные правовые документы - законы, контракты, бухгалтерские отчеты, царские надписи. Все это время его доставали различные болезни, из которых самой неприятной он называет хроническую мигрень, не позволявшую ему долго сосредоточиться на ученых занятиях. Только в 1967 г. в Институте востоковедения состоялась защита кандидатской диссертации Якобсона по новоассирийскому праву и структуре общества. С этого времени становится очевидной теоретическая направленность его исследований, о которых я скажу ниже. С 1960-х годов Владимир Аронович становится постоянным сотрудником ленинградского филиала Института востоковедения и занимается преимущественно изучением законов Хаммурапи. В 1988 г. он защищает докторскую по исследованию этого памятника правовой мысли. А в 1990 году Якобсон попадает в больницу и внезапно... умирает во время операции. Две клинических смерти за несколько дней. Полтора года восстановления. Жизнь зависает на волоске. Спасает только работа. В больнице он работает над переводами аккадских литературных текстов. С той поры было еще много больниц, много операций, никакой надежды на жизнь. Но на каждую болезнь Якобсон отвечал новыми статьями и переводами. И вот - разве не чудо - мы отмечаем его живой юбилей!
Я знаком с Владимиром Ароновичем уже больше двадцати лет. Поэтому позволю себе пару слов о его научном облике и научных заслугах. Сперва о научном облике. Во-первых, Якобсон является ученым сократического типа, он больше говорит и собеседует, чем пишет. Во-вторых, он является одним из тех немногих ученых, которые, не имея монографий, давно признаны мировой наукой, поскольку их идеи, высказанные в коротких по объему статьях, оказали существенное влияние на развитие гуманитарного знания. В-третьих, Якобсон представляет собой ярчайший пример ученого-критика, он редко с чем-нибудь соглашается и на каждый тезис коллеги предпочитает сперва сказать "нет". Но он принадлежит к тому редчайшему, вымирающему виду полемистов, для которых несогласие с выводами коллег остается в пределах интеллектуальной работы и никогда не переходит в личную неприязнь к оппонентам. Вместе с тем, следует выделить его исключительную порядочность и подчеркнуто негативное отношение к подлецам всех мастей, независимо от их принадлежности к науке, искусству или политике. Он редкостно неравнодушный человек.
Теперь перейдем к научным достижениям. Если говорить только о науке ассириологии, то Владимиру Ароновичу принадлежит ряд важных филологических и исторических открытий в области клинописи. Он первым перевел шумерское слово e2-ESH2 в конусах Урукагины как "тюрьма". Тогда с ним никто не согласился, но через двадцать лет появились доказательства в пользу именно такого значения слова. Он первым понял, что в шумерских эпических песнях Гильгамеш идет в горы не на запад, а на восток, и что идет он не за кедрами (которых там не было), а за стволами можжевельника. И только в староаккадскую эпоху, после походов Саргона в Ливан, в эпосе меняется направление похода, и теперь Гильгамеш объявляется идущим за кедрами. Мало кто принял в конце 80-х эту его идею, а уже в конце 90-х она была подробно обоснована в трудах западных коллег. Изучая законы Хаммурапи, Якобсон сделал массу ценнейших наблюдений и теоретических выводов. В частности, им было показано, что мушкенумами называются пришельцы из других местностей, которые получают дом, землю и имущество за службу и обязаны отдать все это по окончании срока службы. Полноправными же гражданами - авилумами - названы у Хаммурапи жители городской общины, имеющие земельный участок, переданный им по наследству. Отсюда стало понятно общее определение гражданина на Древнем Востоке: это свободный взрослый мужчина, имеющий участок в большесемейной общине и голос в народном собрании. Рассматривая далее вопрос о талионе в законах Хаммурапи, Якобсон выделяет три вида талиона - зеркальный, символический и композиционный - и выводит чрезвычайно интересный закон из области эволюции права. Талиону предшествует кровная месть, т.е. ответственность за преступление одного человека всех членов его рода. В сравнении с кровной местью, талион является более прогрессивным правовым актом, поскольку страдает только сам преступник, а не члены его семьи.
На основе многочисленных текстологических наблюдений Якобсон в начале 1980-х годов формулирует ряд важнейших теоретических положений, касающихся общей теории государства и права в обществах древнего мира. Он подробно обосновывает эволюционную типологию государства, выделяя три последовательно существовавших типа - номовое государство (город-государство), территориальное государство и государство имперского типа. Им же сформулированы основные признаки империи. Им же установлено, что в условиях существования гражданского общества власть правителя на древнем Ближнем Востоке неизбежно была ограниченной, и поэтому нет никакого смысла говорить о восточном деспотизме.
Начиная с 1970-х годов, Якобсон становится одним из переводчиков аккадской художественной литературы и приобретает известность как тонкий стилист. Им переведены "Эпос об Эрре", "Разговор господина с рабом", анналы Синаххериба. Год назад вышел перевод "Повести о невинном страдальце". Помимо литературных текстов, существуют его переводы основных памятников клинописного права - Законов Ур-Намму, Законов Хаммурапи, многочисленных юридических табличек, повествующих о заключении различных сделок. Все это время продолжалась не видимая никому работа Якобсона-поэта, давшего мастерские стилизации на самых разных авторов древности. С большим трудом мне удалось уговорить его отдать стилизации в печать. Они вышли, но малотиражное издание осталось неведомо большинству читателей. Поэтому я опубликую стихи мэтра в следующем посте.
С конца 1990-х годов начинается еще одна глава в научной биографии юбиляра, которая пока не имеет продолжения. В содружестве с математиками и программистами он начал создавать компьютерную программу по анализу семантики законодательных текстов. Им был опубликован на эту тему ряд статей на разных языках. Но после восьми лет работы нового гранта не дали, и исследование пока заглохло.
Закончу эту юбилейную статью панегириком в честь Якобсона-преподавателя. Кто знает, как сложилась бы моя судьба в науке, если бы мне не посчастливилось слушать его курс по законам Хаммурапи. А внутри этого курса были самые разные предметы: и краткий очерк истории религии, и вопрос об эволюции государства, и проблемы стилистики вавилонских текстов. Настоящая энциклопедия месопотамской культуры. Тогда я понял, чем я хотел бы заниматься и каким преподавателем нужно быть.
С Владимиром Ароновичем мы постоянно спорим. Иногда спорим по одному поводу месяцами, ищем аргументы каждый в свою пользу. Но никогда не ссоримся, потому что нас объединяет интерес к общему делу. Хочется пожелать уважаемому юбиляру и себе, чтобы наши дискуссии длились еще долгие годы. Потому что ничто так не обогащает, как бескорыстное и беспристрастное искание истины.

Библиография В. А. Якобсона   http://www.gerginakkum.ru/bibliography/jakobson/
Переводы В. А. Якобсона   http://www.vekperevoda.com/1930/vyakobson.htm

  • 1
хорошо написали
душевно

Очень хорошо! Поздравляем Владимира Ароновича!

Многая лета!
И спасибо за прекрасный рассказ.

Здоровья ему и сил.

Многие лета!
Здоровья и Радости!!!

Познакомился с Владимиром Ароновичем на одной из сэферовских конференций. В дальнейшем я неоднократно пересекался с ним, каждый раз вынося из этих встреч что-то новое и безумно интересное. Один раз волею судеб нас поселили вместе в одном гостиничном номере на целых трое суток. Результат – у меня сформировалось огромное желание заняться клинописным правом, которое, увы, пока (?) так и не реализовалась.
По большому счету, Владимир Аронович является одним из тех немногих людей, которые оказали существенное влияние на мое становление и как университетского преподавателя, и как человека. Лично я очень рад, что идеи, почерпанные из бесед, докладов, лекции и статей этого ученого становятся достоянием других людей и через мою посредственность.
Автору огромный респект за столь интересный пост! К своему стыду, об обстоятельствах болезни В.А. мне было практически ничего неизвестно. При встрече с ним мне всегда казалось, что он на редкость здоровый человек. Единственное, один раз В.А. с иронией рассказывал, что его попытки излечиться от головной боли с помощью аккадских заговоров успеха не принесли.
Очень жаль, что до сих пор никто из окружения В.А. не смог найти в себе силы для организации полноценного блога или Интернет-проекта Якобсона. Автор очень точно подметил – идей и информации у В.А. куча, а вот опубликованных материалов, увы, мало.

Самые теплые поздравления Владимиру Ароновичу, здоровья и сил!

спасибо! замечательный пост.

Светлая память...

Владимир Аронович будет жить в нашей памяти. Вчера его не стало...

Потрясена сообщением... В течение многих лет Владимир Аронович участвовал в наших (Центра "Сэфер") конференциях, читал лекции нашим студентам на зимних и летних школах, общение с ним было бесценным. Да будет память Владимира Ароновича благословенна!

  • 1
?

Log in